История фамилии

Исследовательский центр. Основан в 1996 году.

        Всё чаще приходится сталкиваться с тем, что русские люди не могут угадать, какое имя «скрывается» под его уменьшительной формой. Причём, не под какой-то исключительно редкой, придуманной автором книги, а, например, под именами Троша или Триша,  Мурка или Люся. И это при том, что вернулся интерес ко многим именам из, казалось бы, далёкого прошлого. Но беда в том, что они - эти имена - не возвращаются, а как будто заимствуются из чужой традиции. Поэтому часто живут своей, совсем не русской жизнью. Как если бы это были не имена Климент и Трофим, давно имеющие множество русских разговорных форм, а Ричард или Леонард, которые действительно языку непривычны и в повседневном общении неудобны. И виноваты в этом не имена.     

 

      Чук, Волька и другие странные имена из советского детства — что они значили

     Читая старые книги, можно заметить, как интересно меняется не только мода на имена, но и традиция их применения. Даже самые необычно звучащие сегодня Котьки и Мурки имели вполне себе классические полные формы, просто так было принято – иногда в одной конкретной семье.

     Несколько десятилетий назад в детских садах и школах был большой дефицит Платонов и Фекл, зато самые обычные имена сокращались и трансформировались весьма причудливым образом. В семьях выбирали специальные «домашние» имена, среди друзей приживались свои варианты называния, в которых Лена запросто становилась Ленкой, ЛенкОм, Леночкой, Ёлочкой или Ёлкой. Или вот Георгий Иванович из известного фильма, как все мы помним, звался то Гошей, то Гогой, то Жорой, то Юрой и, кажется, совершенно не обижался на друзей. Переводчица романов Тургенева на английский язык Аврил Паймен очень интересно рассуждала о том, как непросто иностранцу понять все нюансы русских имясокращений: «Даже если вбить себе в голову, что, скажем, Митя – обычное сокращение Дмитрия, как же иностранному читателю почувствовать, что "Митенька" звучит более фамильярно, "Митюха" – слегка пренебрежительно, а "Митюша" скорее нежно, тогда как "Митюшенька" просто тает на языке, а "Митюшонок" может сказать только с улыбкой человек, который этого самого Дмитрия знает и любит еще с детства!» *

     Кстати, а давно ли вы встречали мальчика, которого в семье зовут Митей?

     Мама рассказывала мне, как в ее семье выбирали имена для детей. Все многочисленные бабушки, дедушки, двоюродные и троюродные сестры и братья, собиралась в гостях у новоиспеченных родителей. Там они, конечно же, отмечали пополнение в семье традиционным застольем, а еще советовались по поводу имени. Сестру моей мамы назвали Ириной, поскольку ни у кого в большой семье не было такого имени, а мама, родившуюся на пару лет позже, Тамарой. Грузинских корней среди Зайцевых не обнаруживалось, просто опять выяснилось, что никого из многочисленных тетушек и сестричек так не звали. Дома сестер называли «Ирча» и «Томча», а среди их ближайших родственников были «Вовка», «Любашка», «Гарик», «тетя Шура» и «тетя Луша». Наверняка в те годы далеко не каждая молодая семья спрашивала мнения родни по поводу имени сына или дочери, но многие следовали каким-то общим, негласным правилам называния и переиначивания детских имен.

     Традиция придумывать смешные и необычные сокращения имен кажется очень давней, свои «домашние» имена были в семьях русских императоров и дворян, эта практика сохранилась и после революции, особенно у советской интеллигенции. Так, во многих стихотворениях Корнея Чуковского упоминается его младшая дочь Мария: «Дали Мурочке тетрадь, стала Мура рисовать...» Именно Мурой называли Чуковские свою младшую и любимую дочку Марию, Бобом стал их средний сын Борис, впоследствии погибший на Великой Отечественной войне, а внучка Елена, дочь Лидии Чуковской, оказалась «Люшей». Благодаря родственникам Оля превращалась в «Лялю», Таня в «Тату», Анна в «Нюру», Костя в «Котьку», а Олег в «Альку». Особенно хочется посочувствовать Николаям, которые с легкой руки любящих бабушек могли стать «Коками», а потом бояться, вдруг школьные товарищи узнают, что дома ты вовсе никакой не «Колян». Иногда имя меняли, чтобы оно становилось понятнее окружающим, нередко так делали в еврейских семьях, где «Лёлей» могли называть Рахель (записанную в паспорте на всякий случай «Раисой»), а Вольфа упрощали до «Вольки».

     Особенное изобилие забавных и странных сокращений имен встречается нам в советских детских книжках. В рассказах Е. Шварца сестренок зовут Шура и Маруся (а не Александра и Мария), а Ольга и Михаил из рассказов М. Зощенко стали любимыми многими поколениями детей Лелей и Минькой. Есть еще кстати Карик и Валя, и если с Валей все понятно, она Валентина, то про Карика до сих пор спорят, Оскар он, Макар или Икар. Не меньше дискуссий вызывают всем известные Чук и Гек, имена которых Аркадий Гайдар так толком и не объяснил. Кому-то кажется, что Гек – это Сергей, измененный до Сергейки, Гейки и так далее, а Чук – это Владимир, которого сначала называли «Вовчуком», а потом сократили еще сильнее. Но это не единственная версия происхождения имен знаменитых братьев!

     Кто-то утверждает, будто Чук — это от «Чуковский», а имя Гек произошло от «Гектор». Есть мнение, что братья обязаны своими именами Марку Твену, придумавшему Гекльбери Финна (и отсюда, конечно, Гек), и героя Чака, имя которого просто неправильно прочитали. Да и Бориса в те времена могли называть «Борисчук», а там и до просто Чука недалеко. Где-то упоминалось (впрочем, без ссылки на первоисточник), будто у Гайдара был сосед, геолог Серегин, с сыновьями Володей и Сергеем, якобы они и дали имена персонажам. Как на самом деле — непонятно, так или иначе, в самой первой публикации в первой январском номере «Пионерской правды» за 1939 г. героев зовут Чуком и Геком.

Чук и Гек

  

     +В рассказах Николая Носова есть Бобка (по всей видимости, Борис), именно он порвал, а потом зашил штаны в рассказе «Заплатка», и Котька Чижов (наверное, Константин), тот самый, которому лень было помогать ребятам строить горку. Еще один известный мальчик с необычным именем – Волька Костыльков из повести Л. Лазаря «Старик Хоттабыч». Наверняка, когда он вырос, то стал Владимиром или Вольдемаром, но про это Лагин уже не писал. Кстати, Волька и Чук – это далеко не единственные способы сказать «Владимир», например, в рассказе Юрия Сотника «Человек без нервов» мы встречаем Лодю, очевидно, тоже Володю.

     Интересно, что в детских рассказах советского периода, да и в повседневной речи, детей нередко зовут не Сашами, Петями или Мишами, а Сашками, Петьками и Мишками. Когда-то, задолго до революции, подобные имена с непременным суффиксом «-к» употреблялись низшими по рангу как некоторая демонстрация самоуничижения перед богатыми и власть имущими. Затем это унизительное значение забылось и сменилось на вполне положительно, даже А. С. Пушкин называл своих любимых детей «Машкой», «Сашкой», «Гришкой» и «Наташкой». В упомянутых уже рассказах Н. Носова одного из самых симпатичных персонажей зовут Мишка (помните, как он всю ночь варил кашу, которая норовила сбежать из кастрюли), а рассказы Виктора Драгунского называются не «Денисовыми», а «Денискиными», и звучит это вовсе не грубо, а ласково. Кстати, лучшую школьную подругу моей бабушки называли Ронькой. Оказалось, Вероника!

     Сегодня Бобки и Котьки ушли в прошлое, зато никого уже не удивить мальчиком по имени Добрыня, детсадовских подружек которого могут звать Луизой, Марфой и Глафирой. Эти старинные, да и вполне привычные, обыкновенные имена дети носят по-новому. Даже самые маленькие все реже называют друг друга уменьшительно-ласкательными прозвищами, вроде «Дюша», «Стасик» и «Мотя» и куда чаще пользуются полными именами – Андрей, Станислав, Матвей. Не далее как вчера мой сын-семиклассник возвращался домой с другом Александром, им было пути. Может быть не с Александром, а с Шуриком? Вот уж нет, подозреваю даже, что ни тот, ни другой понятия не имеют, что это слово могло бы означать! Александр очень жаловался на родную сестру Таисию. Сестра маленькая, вредная и капризная (по словам друга), однако никто в семье, кроме бабушки, не зовет ее «Тайка» или «Тася». Мы живем во времена, когда маленькие дети обращаются к друг другу полным «взрослым» именем, и даже кота мои друзья назвали не Васька или там Мурзик, а Николай.

* Паймен, А. Как я переводила Тургенева на английский. // Мастерство перевода. Сборник. — Москва : Советский писатель, 1964. — С. 389.

Автор: Евгения Шафферт, книжный обозреватель, член Совета экспертов всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и подростков "Книгуру"

Источник: Домашний Очаг

 

Новости словесности

Редкие имена новорождённых: с миру по Виттке

   Ономастикон (полное собрание всех имён собственных) любого народа содержит гораздо больше единиц, чем сам язык. Так было всегда. Но в последние годы словосочетание «гораздо больше» становится уже не вполне подходящим. Например, складывается впечатление, что некоторые родители при выборе имени ребёнку думают не о нём, а о чём-то совершенно неодушевлённом. У нас в России это тоже заметно. Но стоит немного отъехать…  Словом, что даже индонезийцу в диковинку, то русскому вообще - уму не р-ра-стя-жи-мо.  

Подробнее...

История России в фамилиях: Ваенга - человек, река, посёлок...

   ...а также губа в Кольском заливе, железнодорожная станция и аэродром. Всё это тоже когда-то носило название Ваенга. Это название родственно давно известному в русском языке слову "важенка" — самка оленя. Его поморы когда-то давно заимствовали у своих соседей - финских племён. В общем, всё сложно и интересно. Так какую же фамилию носит певица Елена Ваенга?

Подробнее...

Власти Серпухова навязывают горожанам названия улиц

   Тема выбора имён для новых улиц в городах России, как и тема переименований уже существующих, не сходит со страниц сетевых изданий с первых лет их существования. Причём тема действительно непростая. В 90-е годы её у нас «раскручивали» с политической стороны, а в ряде бывших союзных республик и «стран соцлагеря» местные активисты по-прежнему с исступлением борются за полное уничтожение из народной памяти всего, напоминающего о советском (социалистическом) периоде. Но конфликты возникают и в неполитической плоскости, и даже между сторонниками схожих подходов к выбору тем для внутригородских топонимов. 

Подробнее...

Памятник золотошвейке в столице «золотного шитья» г. Торжке

   Единственное в России училище золотного шитья находится в городе Торжке. Этот город имеет многовековые традиции этого промысла. Этот факт вскорости будет отмечен установкой соответствующего памятника и, вероятно, изменениями в торжокской топонимии.

Подробнее...

Наши новости

56-я Научная студенческая конференция по топонимике

     г. Москва, 30 марта 2021 г., 12.00 (на платформе Zoom)

     Руководители: Татьяна Петровна Соколова, к. филол. наук, доцент Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА); Амалия Викторовна Акопджанова, учитель русского языка и литературы ГБОУ "Школа N 2123 им. М. Эрнандеса".

     Вступительное слово: Андрей Васильевич Барандеев, к. филол. наук, профессор, председатель Топонимической комиссии.

Подробнее...

Научный архив Раисы Николаевны Клеймёновой доступен исследователям

     Отдел редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова приглашает Вас принять участие в работе круглого стола по теме «Научный архив Раисы Николаевны Клеймёновой в собрании Отдела редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова».

     Заседание состоится 31 марта 2021 г. в 15.00 по адресу ул. Моховая д. 9.

Подробнее...

Поздравляем с 8 марта!

     Дорогие дамы! Коллектив Исследовательского центра "История фамилии" от всей души поздравляет вас с Международным женским днём! Желаем вам всегда быть обаятельными и энергичными, а самое главное - любящими и любимыми. Хорошего вам весеннего настроения, здоровья и оптимизма!

Большой Курильской вопрос

     Приходя на новые земли, люди часто изменяли или переиначивали на свой манер названия, данные этим землям их предшественниками. И такая чехарда происходила на протяжении тысячелетий. Поэтому сегодня учёные пишут толстые топонимические словари и выдвигают порой противоположные версии о происхождении многих географических названий. И спорят, и каждый по-своему прав. В России, правда, никому в голову не приходит предложить отказаться от исторического названия на основании только того, что оно «не родное»: это же часть нашей истории и культуры. Хотя мы видим, что практически на всём постсоветском пространстве это не так.

     И вот, видя, как кто-то из соседей скачет и требует подарить ему часть российской территории, военный человек говорит: «Если придется отстаивать остров, как, например, некогда бились за Даманский, то пусть лучше это будет остров Дерзкий, чем Шикотан». Неожиданно, да?

Подробнее...

Поиск по сайту

Научно-популярная газета "Мир имён и названий"

История фамилии © 1996-2021.