История фамилии

Исследовательский центр. Основан в 1996 году.

Генеральный директор и основатель Информационно-исследовательского центра "История Фамилии" В.О.Максимов стал гостем программы "Они сделали это!", выходящей в эфир на волнах популярной в Москве радиостанции Финам.FM.

 

Генеральный директор и основатель Информационно-исследовательского центра "История Фамилии" В.О.Максимов стал гостем программы "Они сделали это!", выходящей в эфир на волнах популярной в Москве радиостанции Финам.FM.

 

 

 

История успеха Владимира Максимова.

 

 

 

ЛИХАЧЁВА: 9.07 в столице. Доброе утро, вы слушаете "Финам FM". Меня зовут Елена ЛИХАЧЁВА, здравствуйте. На вопрос о том, зачем он занимается именно тем, чем он занимается, мой гость ответил примерно следующее: "Это интересно для конкретного человека, это интересно  и полезно для нации и для государства в целом". Действительно, добавляю я от себя, сколько можно воспринимать историю в пересказах Карамзина в лучшем случае? Гораздо любопытнее, на мой взгляд (наверное, не только на мой взгляд) изучать историю через определённых людей и даже через своих собственных родственников. У нас сегодня в гостях Владимир Максимов. Доброе утро, Владимир.

МАКСИМОВ: Доброе утро.

ЛИХАЧЁВА: Сначала рубрика "Статус".

СТАТУС: Владимир Максимов, основатель и генеральный директор Информационно-исследовательского центра "История Фамилии".

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ: В 92-м окончил энергомашиностроительный факультет Московского высшего технического училища имени Баумана. В 2009 – филфак Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого. В 1991 году организовал в Москве небольшую книготорговую фирму, через пять лет – Информационно-исследовательский центр "История Фамилии". Член совета общества любителей российской словесности. Женат. Отец двоих детей.

ЛИХАЧЁВА: Владимир, у меня первый вопрос такой. Вы не могли бы нам сейчас коротенько, минут на сорок, рассказать об истории вашей собственной фамилии? Просто чтоб мы поняли сразу, на конкретном примере, чем вы вообще занимаетесь.

МАКСИМОВ: На самом деле, история очень интересная, и на сорок не получится. Поэтому ограничимся семью, она будет краткой.

ЛИХАЧЁВА: Хорошо.

МАКСИМОВ: Фамилия восходит к канонической форме церковного имени. Имя Максим имеет латинское происхождение, в переводе означает величайший. Этим именем крестили одного из моих предков, и по общероссийской традиции потомки его стали называться Максимовыми. А дальше остальные 33 минуты надо было бы посвятить истории имени, истории традиции, в связи с которыми оно появилось, и так далее.

ЛИХАЧЁВА: А конкретные исследования не самой фамилии, а людей, которые…

МАКСИМОВ: Генеалогия.

ЛИХАЧЁВА: Да, людей, которые жили под этой фамилией – это входит в сферу ваших исследований или нет?

МАКСИМОВ: Нет, ономастические исследования предполагают изучение самих традиций, выявление трансформации этих имён, в том числе, кстати, и миграции. То есть, очень многие фамилии рассказывают о том, где и когда они возникли, хотя нынешний их носитель проживает совсем в другом регионе. Допустим, орловская фамилия Анцупов, например, очень распространённая там, говорит о том, что эти носители этой конкретной фамилии не являются коренными жителями, а потомки выходцев из Белоруссии. Потому что только там имя Антип наше, христианское, православное имя, произносилось как Анцуп. То есть мы можем по месту современного бытования фамилии – конечно, по их распространённости в первую очередь – можем судить об исторических процессах, которые происходили в 15-м и даже в более ранние периоды, тем более в 17-18-м веках. Очень многие фамилии об этом рассказывают.

ЛИХАЧЁВА: Знаете, Владимир, у меня такое ощущение, что сфера вашей деятельности конечна, потому что количество фамилий у нас в России все-таки ограничено.

МАКСИМОВ: Чем?

ЛИХАЧЁВА: Количеством.

МАКСИМОВ: Каким? Первый вопрос, который у меня возник к вам, когда вы немножко коснулись истории в самом начале, вопрос такой: вы читали Карамзина?

ЛИХАЧЁВА: Да; правда, очень давно.

МАКСИМОВ: Вот. Так вот, понимаете, вы сделали комплимент слушателям, предполагая…

ЛИХАЧЁВА: У нас очень хорошие слушатели. Они не нуждаются в моих комплиментах.

МАКСИМОВ: Нет, я, боже упаси, в этом не сомневаюсь, но…

ЛИХАЧЁВА: Думаю, что почти все они читали Карамзина и не только.

МАКСИМОВ: В выдержках, более того – очень давно. Так вот, во-первых, историческая наука давно и очень далеко продвинулась за столетия, прошедшие с того периода.

ЛИХАЧЁВА: Конечно.

МАКСИМОВ: Плюс к тому в большинстве своем мы знаем историю по сочинениям, по описаниям разных авторов, учебников составителей, и так далее. А ономастика интересна тем, что – вот я вам привел фамилию Анцупов – интересна тем, что она даёт эту информацию живьем, в первозданном виде. Правда, её надо тоже ещё понять и осмыслить, но, на самом деле, многие фамилии – так называемые "говорящие", они сами за себя говорят, их не надо очень сильно объяснять.

ЛИХАЧЁВА: Что значит – не надо очень сильно объяснять? Вы же всё равно, если к вам поступает заказ, пришла, например, Елена ЛИХАЧЁВА – у меня во многом тоже говорящая фамилия. Но, тем не менее, вы же должны будете представить сертификат…

МАКСИМОВ: Да, разумеется. Наше исследование облекается в конце концов в фамильный диплом. Понимаете, степень информативности каждого фамильного диплома связана не только даже  с нашими научными изысканиями, но и не каждая фамилия в себе несет одинаковый заряд этой информации. Вот вам мой пример – фамилия Максимов. Фамилия говорит о традициях именования, о том, что предка крестили этим именем. А есть много фамилий, которые предка характеризуют как-то: где жил, чем занимался, какой имел характер, как было принято произносить его имя в данной среде, в его окружении не просто фонетически, а многие даже суффиксы, при помощи которых фамилии образовывались, характеризуют как-то культурную среду, географические какие-то обстоятельства, и так далее. Например, такие фамилии: Васечкин, Ниточкин, Петечкин, Федечкин, Звездочкин, и так далее – они все сконцентрированы и потом растеклись по Руси-матушке из верхнего Поочья, из той самой Комаринской волости, из верховских княжеств, которые еще в 16-м веке, в первой половине, были самостоятельными, не принадлежали к Московской Руси. И там был свой диалект особенный. Очень многие фамилии об этом напоминают: Рудых, Долгих, Чертовских, и так далее – многие из этих фамилий напоминают о выходцах из северных земель или о том, что они в большом числе переселились, допустим, в землю Тамбовщины, и там уже в дальнейшем такая традиция именования "Чьих будешь? Рудых, Долгих" получила распространение даже среди коренных жителей. Отсюда фамилии Тамбовских, Шацких, и так далее.

ЛИХАЧЁВА: У меня, не обижайтесь, но такой вопрос. Каким образом ваш клиент может себя оградить от некой непроверенной и вторичной информации?

МАКСИМОВ: Никаким. Человека обезопасить может только некий образовательный ценз, то есть он сам увидит эту глупость, или же он должен… Ну, вы же видите то, что происходит сейчас. То есть я не исключаю того, что когда-то с меня спросится за то, что я этого джинна из бутылки выпустил в 96-м году, то есть эта вакханалия – фамилия за SMS, то, что вы получаете регулярно в спаме предложения – отчасти это результат того, что мы эту идею выбросили, но мы её выбросили, извините, все-таки в более развитом виде. То есть, действительно научное исследование. А человек, полагая, что какая разница, любое исследование – оно же исследование, получает рассказы о том, что фамилия… Нам очень часто присылают и приносят вот эти дипломы, которые, так сказать, люди получили, и человек рассказывает, что фамилия Материков, возможно, связана… Нет, не так. Маловероятно, что она связана со словом материк, то есть часть суши, ограниченная землей. Логично. Но скорее всего она связана с латинским словом матер, то есть мать. В общем-то, матер – оно и в славянских языках есть, общий-то корень мать, но просто те товарищи, которые составляли исследование, не знают, что матерый или материк, так же как рыжик, рудик, скорик, быстрик – это просто суффиксальное образование от прилагательного матерый. Злой, бывалый, опытный и так далее. У Некрасова в поэме "Генерал Топтыгин", если помните, такие слова: "Видит – барин материк, "Генерал", – смекает. Поспешил фуражку снять: "Здравия желаю!" То есть, ещё в середине 19-го века это слово было в ходу в ярославских, вологодских, многих других северо-восточных русских говорах, люди понимали его. И, стати, Некрасов, который оканчивал Ярославскую гимназию, разумеется, это слово знал, оно в обиходе было. Если всё это не знать, то, в общем, вполне человек может удовлетвориться объяснением – не надо дожимать сюда – просто материком, частью суши. К сожалению, некий знак качества – рекомендации. Надо смотреть, есть ли какие-то работы у этой организации, которая предоставляет этот конкретный диплом.

ЛИХАЧЁВА: Меня бы в первую очередь заинтересовали методы, которыми пользуются данные организации или данные конкретные люди. Вы какими методами пользуетесь? Есть какие-то специальные заведения, куда вы ходите ногами, там что-то раскапываете, или есть специальные энциклопедии, профессора, которые консультируют по этим вопросам?

МАКСИМОВ: Энциклопедий очень много, они разноплановые. Есть книги, которые так и называются: "Энциклопедия русских фамилий", "Энциклопедия российских фамилий". Здесь нужно быть очень осторожным. У нас сейчас никто…

ЛИХАЧЁВА: Тоже много каких-то неправильных?

МАКСИМОВ: Больше…

ЛИХАЧЁВА: Большая часть даже?

МАКСИМОВ: Конечно. То, что…

ЛИХАЧЁВА: Как вы меня расстраиваете.

МАКСИМОВ: То, что вы видите в магазинах – это издания с такими названиями – это, как правило, публикации, которые никаких проверок учёными просто не проходят. Каждый волен сейчас написать, назвать "Энциклопедия", "Полная энциклопедия", "Большой словарь".

ЛИХАЧЁВА: Как это? Подождите, на это не требуется никакого ни разрешения, ни специальной лицензии никакой, грифа какого-то?

МАКСИМОВ: Знаете, сейчас есть очень много организаций с названиями "Научно-исследовательский институт", "Академия", и так далее. Хотя реально за этими названиями не то, что научной – там вообще деятельности никакой не скрывается.

ЛИХАЧЁВА: Вывеска какая-то, под которой что-то там выходит и продается?

МАКСИМОВ: Разумеется. Наберите: "институт" или "академия" – вы найдете много организаций, в которых вы просто не найдете научной работы. К сожалению, это так. Ну, а менее тиражные издания – их, на самом деле, тоже немало. Были локальные исследования. Современная ономастика так далеко продвинулась в изучении наших традиций именований, названий наших, и древнерусских, и других национальностей народов Российской Федерации, и не только. Нужно просто смотреть. Открываете предисловие, читаете. Во-первых, автор; какие-то есть, как правило, рецензенты и так далее. Некоторые имена должны вам что-то напомнить. То есть если книжка написана Васей Пупкиным, и кроме того, что книга безумно интересная для читателей, ничего в комментариях не сказано – будьте готовы, что вы прочитаете такие "шедевры", которые я вам уже привёл. Я их много могу приводить.

ЛИХАЧЁВА: В общем, в этой сфере нужно быть начеку, нужно быть аккуратнее, включать голову и ориентироваться просто на свои собственные ощущения. Ну, и в лучшем случае на свой, как вы правильно сказали, образовательный ценз и, в общем, понимать, где…

МАКСИМОВ: Голову лучше просто не выключать никогда.

ЛИХАЧЁВА: Нет, ну, это, знаете, она так перегорит. Периодически надо все-таки отключать.

МАКСИМОВ: Есть время сна – отдыхайте, а все остальное время будьте просто начеку, потому что ономастика – это не единственный раздел науки, где нам, говоря по-простому, ныне вешают лапшу. Не единственный.

ЛИХАЧЁВА: Давайте мы сейчас прервёмся на этой не слишком оптимистичной ноте буквально на одну минуту, у нас время рекламной паузы. После этого Вы мне расскажите, с какой стати Вы стали этим заниматься. Вы закончили Бауманку. Соответствующее образование, филологическое, вы получили только вот буквально в прошлом году. С какой стати выпускник Бауманки стал заниматься тем, чем он занимается – ономастикой? Вот это очень любопытный вопрос. Я ещё раз представлю нашего сегодняшнего гостя. У нас сегодня в гостях основатель и генеральный директор информационно-исследовательского центра "История Фамилии" Владимир Максимов. Через минуту мы вернёмся.


ЛИХАЧЁВА: Доброе утро. У нас сегодня в гостях человек, который уже очень много лет занимается ономастикой. Это он знает, откуда произошла ваша фамилия, моя фамилия, его фамилия, то есть любую фамилию он может расшифровать и объяснить вам, откуда она пошла. Владимир Максимов у нас сегодня в гостях, основатель и генеральный директор информационно-исследовательского центра, который так и называется – говорящее у него тоже название –  "История Фамилии". Ещё раз доброе утро, Владимир.


МАКСИМОВ: Доброе утро.

ЛИХАЧЁВА: Ещё раз спасибо за то, что вы к нам сегодня пришли. Я до паузы задала вопрос: с какой стати Вы, выпускник Бауманки, стали этим заниматься?

МАКСИМОВ: Виноват, извините.

ЛИХАЧЁВА: Ладно, прощаю.

МАКСИМОВ: На самом деле, это было же не первое моё занятие, которое я, сменив свою профессию, избрал. Изначально был... Было начало 90-х или конец 80-х, был очень интересный период, когда советские граждане узнали, что всё-таки деньги зарабатывать не стыдно. Это не значит, что все бросились торговать цветами на рынках, помидорами, но попробовать деньги было очень интересно. Я тогда открыл книжную торговлю. Изначально это, кстати, было очень прозаично: элементарное желание как-то выжить – я тогда ещё и был студентом – но, правда, у меня к тому времени была большая библиотека, это отдельная история.

ЛИХАЧЁВА: И что, вы стали спекулировать книгами?

МАКСИМОВ: Да. Мне, кстати, было очень стыдно, и я просто помню, как..

ЛИХАЧЁВА: Поздравляю вас. Кошмар какой, а!

МАКСИМОВ: Именно так я себя и чувствовал на первых порах. Дело в том, что меня очень хорошо поддержал преподаватель высшей математики наш баумановский, Ирина Валерьевна Дубограй, низкий ей поклон за это, когда однажды – не помню, в сентябре-октябре 91-го года – она подошла к нашим лоткам, я там как раз около них был, сказала: "Володечка, здравствуйте. Это Вы этим занимаетесь? О, огромное вам спасибо! Я у вас уже такие книжки, такие купила. А вот такая у вас будет?" И я вдруг понял, что даже это…

ЛИХАЧЁВА: Что стыдного, да? Всё занимаетесь…

МАКСИМОВ: Примерно так я стал рассуждать. Дальше потихонечку это нарастало, мы сделали сеть торговли, сначала розничной, потом оптовой открыли, потом кое-что стали издавать. Но прошел этот период, довольно дикий, интересный период, на самом деле…

ЛИХАЧЁВА: Подождите, давайте немножко поговорим про этот дикий и интересный, действительно, период, потому что на самом деле дико интересно.

МАКСИМОВ: Дикий, дико интересно, согласен.

ЛИХАЧЁВА: Что вы издавали сами под вашим началом?

МАКСИМОВ: Я не являлся автором книг, сам книг не писал…

ЛИХАЧЁВА: Нет, я поняла. Вы были издателем.

МАКСИМОВ: Да. Мы выбирали кое-какие детские книги, оплачивали их издание, Кира Булычева тогда целая серия была книг, в одной из книг мы поучаствовали. Третий том Толкиена, кстати, "Властелин колец", тот, что "Радуга" издавала – не петербургский перевод, более технический, тяжёлый, а именно хороший, сказочный перевод. И все ждали. Нужно было просто профинансировать. Мы в этом деле поучаствовали. Правда, кстати сказать, заработал на нем тогда не я.

ЛИХАЧЁВА: А кто?

МАКСИМОВ: Ну, это отдельная история. Нет, ну, то есть…

ЛИХАЧЁВА: Вас кинули?

МАКСИМОВ: Да.

ЛИХАЧЁВА: Серьёзно?

МАКСИМОВ: Собственно, любой из коммерсантов вам расскажет много таких историй. Соврёт тот, кто скажет, что никогда с ним подобного не случалось.

ЛИХАЧЁВА: Наверное, если он так говорит, значит, он сам нескольких кидал.

МАКСИМОВ: Или так, или с ним это просто регулярно повторяется, то есть нужно не позволять это делать дважды. Но, к сожалению, от этого мы не застрахованы.

ЛИХАЧЁВА: Так а что произошло, если не секрет? Если секрет – скажите: секрет.

МАКСИМОВ: Я конкретно дал человеку задание езжать туда-то, заключать договор, обещать наше финансирование и так далее, но у меня случилась проблема со здоровьем, практически два месяца пролежал в больнице, а когда вышел, долго восстанавливался. И однажды он ко мне приходит, он сказал: "Володя, мы её напечатали!" Говорю: "Кого?" "Ну как – вот ты сказал". Я говорю: "А как же ты мне ничего не сказал?" Ну, мы нашли деньги, и так далее. Потому что я ему, как теперь принято говорить, бизнес-план нарисовал подробный. Образно говоря, в те годы все было гораздо… Рынок этот создавался, а учитывая, что советский читатель был… Представляете, вспомните эти очереди за книгами, "Лучший подарок – это книга", и так далее. Там была очень простая арифметика. В эти годы прогореть было практически невозможно, человек вкладывал рубль, получал десять.

ЛИХАЧЁВА: Да, настолько растущий рынок и настолько был завышен интерес…

МАКСИМОВ: Он был даже не растущий, он был… Как на дрожжах поднимался. Но в этой дрожжевой гуще, мутной немножко такой, едкой, иногда с душком появлялись всякие разные личности, некоторые из которых сейчас прекрасно продолжают бизнесом заниматься. Другие же исчезли, канули, и так далее. Период был действительно дико интересный, потому что мы все попробовали, убедились: да, это можно, не только капиталисты этим могут заниматься, но и бывшие советские граждане. Другой вопрос, что не всем это понравилось в чистом виде.

ЛИХАЧЁВА: Я так понимаю, вам в том числе?

МАКСИМОВ: Да. Нет, я не скажу, что мне это не понравилось, но этого маловато для меня было. Поэтому хотелось чем-нибудь… Как-то мне представлялось, достойное занятие – это научно-исследовательская… Ну, мне так это…

ЛИХАЧЁВА: Чуть-чуть притянуло все-таки обратно?

МАКСИМОВ: Отшатнуло, наверное, скажем так. Но с другой стороны, этот урок был очень хорош тем, что полная самостоятельность, независимость ни от кого. Я и по сей день, допустим, с нашими организациями, представляющими бюджетное финансирование, разговариваю исключительно когда они меня приглашают. Мне так спокойнее, и так надёжнее и увереннее себя чувствуешь. Зато в остальном ты полностью свободен. То есть, если ты сам себе можешь заработать деньги, на свою организацию зарабатываешь деньги сам, то потом сферу деятельности выбираешь, как хочешь. Захотел – газету начинаешь издавать. Не захотел бы – не делал бы этого. Но газета у нас родилась, кстати, наверное, это тот самый атавизм, это не рудимент. Дело в том, что хотелось не только проводить индивидуальные исследования, но и делать что-то общественно полезное. Я этого слова не стыжусь и не считаю, что оно какое-то пафосное, потому что начало 90-х годов знаменовалось не только всплеском интереса к коммерции, но и всплеском интереса к нашей истории.

ЛИХАЧЁВА: Именно поэтому исторические книги продавались не просто на ура – они просто сметались, насколько я помню. Это, по-моему, самый был востребованный сегмент, да?

МАКСИМОВ: На первых порах. Именно на первых порах.

ЛИХАЧЁВА: На первых порах. Потом быстро все наелись, ну, и опять-таки, очень много…

МАКСИМОВ: Нет, не наелись. Знаете, слава богу, не наелись, и читают до сих пор. Преувеличивают те, кто говорит, что читать мы перестали. Нет, дело в том, что потом пошла волна замещения достоверного. Хотя бы добросовестного, скажем так. Ведь не всё, что добросовестное…

ЛИХАЧЁВА: Псевдоисторические труды.

МАКСИМОВ: Пошла, пошла так называемая фоменковщина, всё вот это. Ну, Фоменко – это не единственный герой, автор этих книг. Сейчас есть уже целая сеть разветвлённая, как фэнтези есть, так и здесь – фольк-хистори её называют.

ЛИХАЧЁВА: То есть вы, в принципе, Фоменко туда, ближе к фэнтези? Хорошо, согласна.

МАКСИМОВ: Если кто-то считает иначе, то вы пригласите, он вам свою аргументацию приведёт. Нет, разумеется, потом пошла подмена. Дело в том, что это был такой сложный и дико интересный период, мы про это уже говорили. История человечества – не только нашего, советского общества –  знает немало таких же примеров: тот же период Возрождения в Европе, время, когда рушились все устои, многие из них. Менялось представление человека об устройстве жизни своей собственной, страны, народа, человечества. Вот начало 90-х годов было для очень многих россиян периодом, когда тем, кто себя не нашел в этой жизни, в данный момент – его жизнь не устроена. Всё рухнуло, всё рушится, по крайней мере, на его глазах. Он приходил к выводу, что жизнь – это череда несправедливостей, никакой закономерности не подчиняющихся.

ЛИХАЧЁВА: Хаос.

МАКСИМОВ: Хаос, именно так. И находя подтверждение в подобных книгах, которые говорят, что всё не доказано, вся история переврана, вся история сочинена…

ЛИХАЧЁВА: Это ложилось на практически подготовленную почву, совпало.

МАКСИМОВ: Да. Психологи отмечают, что в периоды таких катаклизмов увеличивается число маргинализованных личностей, которые готовы что угодно принять, объяснить, со всем согласиться, потому что "А, если так, то может быть?". И на этой волне стали появляться исследования, которые давали совершенно фантастические объяснения происхождению фамилий. Генеалогия… Ведь интерес к генеалогии на самом деле не пропадал. Просто если в определённый период к ней относились как к науке исторической, то сейчас мы наблюдаем совмещение: то есть где-то есть серьезная работа генеалогическая, а…

ЛИХАЧЁВА: Где-то просто чистая спекуляция.

МАКСИМОВ: Да, желание, как сейчас дают дворян налево и направо, точно так же люди сами их себе присваивают, эти звания. И на руку им играют многие организации или просто авторы, которые с удовольствием это подтверждают.

Я не забуду историю, когда… Нам регулярно приносят вот эти исследования. Товарищ приносит исследование фамилии Шконда, а ему там написано, что фамилия Шконда образована от польского слова шкода, а точнее, не от самого слова, а от названия озера с такой основой. И владел этим озером некий польский князь, который когда-то, по-моему, в 15-м или 14-м веке, жил на границе Польши и Украины. Понимаете, я…

ЛИХАЧЁВА: Даже мне, совершенно человеку не в теме, как-то кажется это все очень надуманным.

МАКСИМОВ: Я говорю без запятой именно для того, чтобы вот этот весь сумбур вам представился воочию.

ЛИХАЧЁВА: Ну, если сумбур такой лестный для человека, который пришёл, то он вполне может в это поверить, заплатить и приписаться…

МАКСИМОВ: Ему другое, может быть, и не нужно было бы, но это был не тот случай. Это было человеку действительно нужно. На самом деле, там основа-то проста. Вот у нас Шкандыбин – шкандыбать, прихрамывать, приволакивать ногу.

ЛИХАЧЁВА: Шкандыбать?

МАКСИМОВ: Конечно.

ЛИХАЧЁВА: Шкандыбаешь Буратиной – где же это ты такая классная была…

МАКСИМОВ: Это не помню.

ЛИХАЧЁВА: …Ну, неважно.

МАКСИМОВ: То есть, у нас на Белгородщине, в Воронеже фамилия довольно распространённая. И смешно то, что в 14-15-м веках не было Украины, не было границ её с Польшей, и в польском языке…

ЛИХАЧЁВА: Да, мне это даже сейчас только в голову пришло.

МАКСИМОВ: Ну, и так далее, и многое другое. Мы можем отдельную тему разговора…

ЛИХАЧЁВА: Граничит! Надо же такую ерунду…

МАКСИМОВ: То есть таких примеров много, и люди, которым этого достаточно, на этом останавливаются, и им дальше становится интересно: "А где там мои предки жили, допустим, в первой половине первого тысячелетия?" А вот вам, пожалуйста, книжка, которая вам расскажет всё. И дальше по цепочке это всё раскручивается, и, в общем-то, мы при отсутствии какого-то организованного сопротивления науки, можем прийти к тому, что вся наша история будет представляться фантастикой.

ЛИХАЧЁВА: Ну, слава богу, вы занимаетесь совсем не этим, а прямо противоположным.

МАКСИМОВ: Мы с этим боремся активно.

ЛИХАЧЁВА: Да, серьёзными исследованиями. Ещё раз представлю нашего сегодняшнего гостя. Мы сейчас вынуждены будем прерваться на три минуты – у нас краткие новости. Владимир Максимов у нас сегодня в гостях, основатель и генеральный директор информационно-исследовательского центра "История Фамилии". После новостей давайте мы с вами начнём с того момента, когда Вы, я так понимаю, расстались с издательской деятельностью, книготорговлей и стали заниматься именно вот этим – ономастикой. Вот с этого момента мы и начнем с Владимиром буквально через три минуты.

(Новости)

***

ЛИХАЧЁВА: И снова доброе утро. 9.34 в столице. В гостях у нас сегодня Владимир Максимов, который в 96-м году сделал информационно-исследовательский центр "История Фамилии", он является его основателем и по сю пору генеральным директором. Ещё раз доброе утро.

МАКСИМОВ: Доброе утро.

ЛИХАЧЁВА: Доброе утро, Владимир. Вы мне все-таки расскажите, почему вы расстались с книготорговлей? Вы сказали, что-то отшатнуло, сказали, что научились свободе, научились независимости, почувствовали её, когда рассчитываешь и опираешься исключительно на себя. У меня первый вопрос: что вас конкретно отшатнуло все-таки от этого, а потом мы перейдем как раз к созданию вот этого центра.

МАКСИМОВ: Скажем так, было жалко своё всё рабочее время, тогда, кстати, мне легче удавалось его ограничивать, тратить только на эти операции. Хотелось чем-то большим заниматься, для меня большим. Это не значит, что я совсем… Я, кстати, потом ещё почти год занимался книжной торговлей немножко на другом уровне. То есть мы продолжали заниматься детской литературой, и так далее, но я очень сильно втянулся в ономастику, причём втянулся настолько, что спустя полгода – 30, кстати, мая 96-го года – мы впервые официально открылись, хотя был подготовительный период немаленький, а в апреле будущего года, 97-го, я ушёл в Ленинку в буквальном смысле слова. То есть…

ЛИХАЧЁВА: Семья проводила вас в Ленинку.

МАКСИМОВ: И семья, и работа.

ЛИХАЧЁВА: Мешок сухарей.

МАКСИМОВ: Я туда два месяца ходил как на работу, вплоть до такого, что однажды вечером выхожу, смотрю – машины нет. Тогда еще можно было стоять, не было запрета.

ЛИХАЧЁВА: Куда делась?

МАКСИМОВ: Ну, вот не знаю. Я уже собрался ехать домой, думаю: да ладно, бог с ней. Но подошёл к гаишнику – мало ли куда её угнали – говорю: запишите машину. Он говорит: "Нет-нет, минуточку, её не угнали, её увезли на штрафную стоянку". Собственно, я потом через три дня подъехал, мне влепили такой счет за её стоянку! Просто некогда было, у меня была работа. Я составил огромный каталог той литературы, которая нам нужна. Мы стали её выписывать, ксерокопировать, потом уже стали и сканировать новые. Стали собирать, стали обрастать информацией. С этого момента я понял, что этим надо заниматься гораздо серьёзнее, чем тем, чем я занимался раньше. Это затягивает, это увлекает. Мы стали подключать тех самых учёных, о которых вы говорите. То есть человек…

ЛИХАЧЁВА: Вы могли бы привести примеры ученых, которые с вами работали? Кто это такие? Что за люди?

МАКСИМОВ: Допустим, наши постоянные консультанты – это Александра Васильевна Суперанская, известнейшая ономатолог российский, Руфь Александровна Агеева – она крупнейший специалист по этнонимике – по названиям народов, этнографических групп, и так далее. Научным руководителем нашего центра является Михаил Викторович Горбаневский, академик РАЕН.

ЛИХАЧЁВА: Очень известный.

МАКСИМОВ: Да. На самом деле, я могу продолжать список очень долго. Я назвал только тех, кто больше занимается славистикой. Анатолий Николаевич Куклин из Йошкар-Олы, профессор, специалист по угро-финским именам нас консультирует. Я могу долго список продолжать, уверяю вас.

ЛИХАЧЁВА: Да, спасибо.

МАКСИМОВ: Дело в том, что здесь я выступаю не только как менеджер, то есть мне самому это интересно, и все эти 14 лет я посвятил не только развитию нас как бизнеса, но и в свою собственную… То есть ваш вопрос, почему же я так поздно пришел к филологическому образованию – вы знаете, на первых порах я занимался самообразованием исключительно. Но где-то на восьмом году погружения я понял, что без акваланга не обойтись, то есть нужно профессиональное снаряжение, серьёзная структурированная профессиональная подготовка филологическая, и это был сознательный поступок, который меня к 40 с небольшим годам вывел на профессионального филолога.

ЛИХАЧЁВА: Можно вопрос – а почему именно Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого?

МАКСИМОВ: Невозможно заниматься бизнесом и учиться одновременно. По крайней мере, в том образе, в котором я нахожусь, в одном месте. Во-первых, Новгород – это красота безумная, я всем советую туда поехать. Я выступаю здесь в качестве рекламного деятеля. Я не знаю, какие турагентства в Новгороде, но, ради бога, посетите хотя бы раз в жизни Новгород и Псков.

ЛИХАЧЁВА: Да?

МАКСИМОВ: Красивейшие исторические наши места. Я туда уезжал на полтора месяца, и классическим студенческим образом сидел, зубрил, сдавал, как положено. Таким образом проведены почти четыре года.

ЛИХАЧЁВА: А порекомендовали бы вы этот университет? Я просто не от одного Вас слышу… Точнее, знаю людей, которые именно его оканчивали – почему-то именно его, вот пал выбор. Я думаю, может какой-то просто особенный университет? Я уж не знаю.

МАКСИМОВ: Там очень хорошая школа.

ЛИХАЧЁВА: Да?

МАКСИМОВ: Да, гуманитарный ВУЗ, я говорю про гуманитарный факультет, про всё остальные не могу сказать. Там очень хорошая, серьёзная школа.

ЛИХАЧЁВА: Хорошо. К вашему образованию мы, возможно, ещё вернемся. Вы мне скажите, сама вот эта отправная точка – это как случилось? Что, Вы сидели, задумались про свою фамилию, или кто-то пришел, Вас спросил? Как?

МАКСИМОВ: Я начал про это рассказывать. В Европе подобные исследования уже были. Вообще, история европейской ономастики, точнее, развитой её стадии, длиннее, чем российская или советская. Там существует немало справочников, и так далее. Но то, что мы сейчас называем фамильными дипломами – это, кстати, не знаю, как это называется в Европе, там по-разному есть. Мы это название просто придумали. Было понятно: фамильный диплом – и все. "История Фамилии" – это название родилось после моего знакомства с итальянцами, которые нечто подобное делали у себя. Там рассказывали, что мы знаем о фамилии. Такая-то фамилия – одна из древнейших, и давалась действительно достоверная этимология этой фамилии, основы её. Собственно, на этом все и граничило. Их попытки перенести это на русскую почву – они пытались зарабатывать деньги – привели к тому, что они создали программу, в которой было написано примерно так. То есть, поступает заказ на фамилию Зозуля, ему пишут: И там говорилось, что Зозуля – это польская фамилия. Все, не более того.

Информация была взята из довольно многочисленных, – примерно такого уже уровня, как мы говорили, – справочников, вышедших в Соединенных Штатах, в Европе. Они не знают, что Зозуля… Дальше Польши для них информации уже – это все уже, дальше уже просто славяне.  На самом деле, Зозуля встречается на Украине, в том числе восточной, это коренная украинская фамилия. В Белоруссии она чаще произносится как Зезюлька, Зезюля. Там у них было рассказано, что фамилия Молодцов происходит из города Липецк, Украина, что у них был конкретный пример из какой-то энциклопедии, что фамилия Молодцов…

ЛИХАЧЁВА: В общем, поверхностная информация, но именно они натолкнули вас на эту незанятую совершено на тот момент, я так понимаю, нишу, совершенно пустая, и вы как раз туда и окунулись, вас как раз туда и притянуло.

МАКСИМОВ: Мы туда вклинились, немножко раздвинули всё это дело, осмотрелись и поняли, что она действительно совсем не занята, и стали её заполнять по мере сил своих и возможностей. Сил было много, возможностей меньше, но потихонечку мы, так сказать, компенсировали недостаток многого.

ЛИХАЧЁВА: Вы сказали, что Вы, конечно же, этим увлечены. Но в первую очередь, насколько я понимаю (вы меня поправьте, может, я не права), вы все-таки в первую очередь менеджер, да? Основатель, генеральный директор и…

МАКСИМОВ: Я совмещаю.

ЛИХАЧЁВА: То есть, вы и исследователь, и менеджер?

МАКСИМОВ: Да.

ЛИХАЧЁВА: Как менеджер скажите, это прибыльно на том этапе, на котором вы сейчас находитесь? Позволяет?

МАКСИМОВ: Да, вполне. То есть оно позволяет содержать штат небольшой, восемь человек, безбедно существовать 14 лет, пятнадцатый год пойдет, уже пошел, в общем-то, и более того, строить планы и развиваться.

ЛИХАЧЁВА: А какие планы вы сейчас строите? Куда вы собираетесь двигаться? То есть, как-то, мне кажется, совсем уж новых каких-то направлений сложно, наверное, нащупать? Или нет?

МАКСИМОВ: Нет, вы знаете, новых направлений в той области деятельности, в фамильных дипломах, так скажем, нет. Уже мы вряд ли придумаем. Мы можем менять специфику, какие-то новые варианты изобретать, но это не настолько интересно, я вас уверяю. Это просто новая форма упаковки, новая форма товара, подачи, и так далее. Нет, мы пытаемся саму идею превратить в законченную форму, то есть от исследовательского центра, которым мы были когда-то, маленькой точки, где сидят, просто обложившись книгами, увлечённые люди, мы тихонечко переросли в научно-исследовательскую просветительскую организацию, которая имеет свой печатный орган, который специалисты – наши коллеги-ономатологи в шутку называют ономастической "Искрой". Мы возобновили…

ЛИХАЧЁВА: "Мiръ имёнъ и названiй" называется.

МАКСИМОВ: "Мiръ имёнъ и названiй", да, газета "Мiръ имёнъ и названiй".

ЛИХАЧЁВА: Это ваша собственная газета, которую вы издаете. Я её сейчас держу в руках.

МАКСИМОВ: Единственная в России газета, которая целиком посвящена вопросам ономастики, в ней публикуют свои материалы не только сотрудники центра – очень многие наши коллеги из различных ономастических школ. География такая: Смоленск, Новгород, Майкоп, Улан-Удэ, Нижний Новгород, Пермь, много-много другого, я вас уверяю. Россия вся там, не только Россия – и Белоруссия, и Украина. То есть, мы пытаемся создать – точнее, мы его создали – международное ономастическое общество-ассоциацию имени Владимира Андреевича Никонова, одного из интереснейших людей нашей ономастики советского периода. И происходит объединение – не вокруг газеты, не вокруг нашего центра – слишком было бы сильно сказано, но мы выступаем в качестве катализатора. Потому что сейчас назрела ситуация такая, что несмотря ни на какие сложности – финансовые или исторические, скажем так, вызванные и распадом Советского Союза, и многими другими причинами – объединение учёных… Всех объединить невозможно под одним знаменем, поэтому мы избрали…

ЛИХАЧЁВА: Но те, которые ищут контактов, ищут вот эту среду, чтобы в неё…

МАКСИМОВ: Да. И очень активно. Дело в том, что оказалось, что нужно не просто кинуть клич, конечно, но это умело организовать. Кстати, здесь опыт, авторитет Михаила Викторовича Горбаневского – это то, на чём наша идея держится, по большому счёту. Но дальше, конечно, работа, и довольно активная работа. То есть мы много ездим по конференциям региональным, Майкоп, Улан-Удэ, Казань будет в будущем году, Йошкар-Ола, Уфа.

ЛИХАЧЁВА: То есть вы не ограничиваетесь, естественно, Москвой – вся территория бывшего Советского Союза – это область вашей работы?

МАКСИМОВ: Нет, конечно, у нас Киев, Минск – как бы сказали раньше и сейчас в том числе – зона наших интересов. Потому что

ономастика российская имеет корни не только в Москве ли в Улан-Удэ или в Майкопе – она связано непосредственно нитями и с Белоруссией, с Украиной, с Казахстаном, и с Грузией, и с Арменией, со многими другими республиками бывшего Советского Союза.

ЛИХАЧЁВА: Мне интересно, а заказы поступают исключительно от физических лиц?

МАКСИМОВ: Нет, у нас очень много корпоративных заказов…

ЛИХАЧЁВА: А что они заказывают, корпоративные заказы?

МАКСИМОВ: Дипломы. То есть мы зарабатываем, разумеется, не на газете. Правда, только удовольствием это тоже назвать нельзя, потому, что она все-таки себя окупает. Но у нас очень много заказчиков – это организации, которые по случаю различных праздников, государственных либо праздников корпоративных, или организаций, день рождения той или иной организации, заказывают для своих сотрудников подарки. Вот, кстати, недавно 23 февраля у нас… Скажем так, две недели до 23 февраля у нас был такой аврал, который перед Новым годом не случился даже. Очень-очень было много…

ЛИХАЧЁВА: Да? А перед 8 марта не случилось же такого?

МАКСИМОВ: Меньше. Вы понимаете, перед 8 марта больше заказывают исследования имён. Мы их исследованиями, честно сказать, не называем. Это очень интересно, такой подарок для женщины в данном случае, если мы говорим о 8 марта, рассказывающий о происхождении её имени. Моя любимая шутка по такому поводу, когда начинаем мы разбирать имена, фамилии, и отчества касается. Я себя разложу так: Владимир – "владеющий миром", Олег – скандинавское "святой", и Максим – "величайший". То есть, Владимир, сын святого, потомок величайшего.

ЛИХАЧЁВА: Ничего, что я тут с вами сижу просто за одним столом?

МАКСИМОВ: Ничего. То есть, из любого имени можно сделать сказку. Это не наша задача, но когда мы рассказываем про имена, то построить рассказ так, чтобы прозвучало красиво и интересно, как подарок – мы это вполне можем.

ЛИХАЧЁВА: Прервёмся буквально на одну минуту: время рекламной паузы. Я напомню, нашему сегодняшнему гостю Владимиру Максимову можно задавать вопросы. Можно через сайт: www.finam.fm, там в окошечке "Они сделали это!" можно задать вопрос. Можно также прислать SMS-сообщение, SMS-вопрос, он должен начинаться на русскую букву "Я". Номер 5533. Через минуту буквально мы вернёмся в студию "Финам FM".

ЛИХАЧЁВА: 9.48 в столице. Снова доброе утро. Владимир Максимов у нас сегодня в гостях, человек, который в 96-м году основал очень интересную организацию, она называется информационно-исследовательский центр "История Фамилии". Она и по сей день существует, причем не просто существует, а процветает.

МАКСИМОВ: Развивается.

ЛИХАЧЁВА: Развивается, да, у него, я надеюсь, большое будущее. Правда ведь?

МАКСИМОВ: Очень надеюсь.

ЛИХАЧЁВА: Ещё раз доброе утро, Владимир, ещё раз спасибо за то, что вы к нам сегодня пришли. Давайте вопрос. Вопрос следующий: "Влияет ли фамилия на то, как сложилась судьба человека?"

МАКСИМОВ: Я чуть-чуть отвечу на предыдущее, то, что вы сказали. Мы не только интересная, но еще и полезная организация, и вот вопрос как раз получается в тему. Я сейчас не буду полчаса на это тратить, оставшееся время, но речь о том, что это один из фронтов нашей борьбы с ненаучными соображениями. Дело в том, что тема сейчас актуализирована по причине того, что околонаучные публикации её очень сильно раскрутили. На самом деле, научных данных о том, что она влияет, не существует, опыт житейский и статистика, кстати, которой никто всерьёз не занимался, просто учёный серьезный не возьмётся за такую работу, чтобы опровергнуть эти бредни. Поэтому большинство отмахиваются, говорят: "Да вы что, вы в это верите?" И всё. Нет, это не так, конечно, имя на судьбу не влияет. Я вам приведу опыт тысячелетний человеческий. Очень много традиций и на Руси, и у других народов существовало, как выбирать имена. Верили, что дашь хорошее – хорошим вырастет, дашь плохое – значит, не давали плохое. А чтобы плохое отогнать – дурной глаз, нечистую силу – у нас очень много в фамилиях сохранилось не пережитков, а старинных верований. Но люди от этого легко отказывались, не сразу, а через 100 лет, через 50, через 300, потому что видели, что тот-то не работает, а попробуем еще вот так. Так появились новые религиозные верования и в том числе новые традиции именования. Сейчас это… Не читайте этих книжек. А если и читаете, то…

ЛИХАЧЁВА: То есть, "Как вас назвали, такова и ваша судьба, ваша фамилия – это ваша"…

МАКСИМОВ: Глупость несусветная.

ЛИХАЧЁВА: Всё чушь?

МАКСИМОВ: Мне регулярно дарят, у меня целая коллекция этой литературы, потому что принёс, говорит: "Вы скажите что-нибудь". В эфире скажу только так: не читайте. То есть, надо знать, что пишут, в общем, такие вещи, хотя бы как специалисту мне это нужно знать. Такой комментарий коротенький: допустим, в одной из них написано, что человек, носящий имя Александр, обязательно вырастет мужественным, бывают проблемы с печенью, и так далее. Вот с печенью – это отдельная история, а мужественный… Очень многие сочинения построены по такому принципу, они все-таки на что-то опираются. Допустим, человек думает, что "др" –  мужественное сочетание. Другого в имени Александр нет. Но его же в детстве никогда Александром не звали – звали Шурой или Сашей.

ЛИХАЧЁВА: А Саша – это гораздо более мягкое сочетание.

МАКСИМОВ: Нежное, конечно, это ласковое обращение. То есть аргументации научной – ноль, статистики – ноль, все остальные похвальбы о том, что это проверено на тысячах людей – брехня. Какие ещё комментарии нужны?

ЛИХАЧЁВА: То есть, смотрите, если, например, девочку назвали мужским именем Саша…

МАКСИМОВ: У неё будут большие проблемы, для этого не нужно быть психологом, филологом…

ЛИХАЧЁВА: Нет, просто имя же есть Александра и Александр…

МАКСИМОВ: Если Саша – это не мужское имя. Саша – это уменьшительная форма двух как минимум имён.

ЛИХАЧЁВА: Она же становится Александрой?

МАКСИМОВ: Да, она не перестает быть Александрой.

ЛИХАЧЁВА: Это вроде бы мужское имя, мне так казалось.

МАКСИМОВ: Нет, почему? Это совпадение уменьшительной формы различных имён, это не уникальная история. У нас же имя Алекс, если мы говорим не про русскую традицию, а, допустим, про англоязычную – точно так же употребляется и к мужскому, и к женскому имени. Другой вопрос, что если вы назовете девочку действительно мужским именем – Владимир, например…

ЛИХАЧЁВА: Ну да, как в том анекдоте – намучается пацан.

МАКСИМОВ: Конечно. То есть нужно быть разумным. В культурной среде, где не приняты имена Дездемона и Пенелопа, не называйте этими именами девочек. Если же это принято – ради бога. Любое имя ни в коем случае судьбы не исковеркает.

ЛИХАЧЁВА: Поняла вас. Еще вопрос: "Как Вы относитесь к тому, что сейчас семья не живет в основном под одной фамилией, то есть женщины не берут фамилию мужа?" То есть, она под одной фамилией, он под другой фамилией.

МАКСИМОВ: Я понял. Я к этому совершенно спокойно отношусь.

ЛИХАЧЁВА: Ничего такого? Она никак не объединяет?

МАКСИМОВ: Заблуждение – думать так, что непременно везде происходит именно так, должно быть так. В Испании, допустим, вообще не существует понятия общая фамилия для семьи: у мужа одна фамилия, у жены… Они там составляются, комплектуются из двух – из половины…

ЛИХАЧЁВА: Ну да, у них же там по пять имён у каждого ребенка.

МАКСИМОВ: Имена – это отдельная история, католическая. У них, когда женщина выходит замуж, она часть фамилии мужа присоединяет к своей, отбрасывая при этом фамилию своей матери, которая тоже была одним из компонентов. У детей и у родителей получаются разные фамилии, состоящие из двух компонентов. У нас законодательно разрешено не менять фамилию женщине при выходе замуж. Могут присоединять, как угодно. Знаете, не имя красит человека. Есть немало пословиц, в данном случае про фамилию скажу. Нет традиции, нет закона, обязывающего это делать.

ЛИХАЧЁВА: У меня личный вопрос. Какие личные открытия вы сделали, занимаясь исследовательской работой? Не знаю, может быть, все думали, что вот эта фамилия произошла оттуда-то, а вы взяли, раскопали…

МАКСИМОВ: Таких примеров множество. Просто не стоит это все называть открытием. Открытие…

ЛИХАЧЁВА: Вы удивительно скромный человек! Почему бы нет?

МАКСИМОВ: Нет, дело в том, что эта работа исследовательская всегда приводит к какому-то открытию, и если человек каждое, что он…

ЛИХАЧЁВА: То есть, для вас это просто будни. Каждый день открытие.

МАКСИМОВ: Это рабочие будни, да. То есть, допустим, я приведу такой пример, как фамилия Семичастный или Семичастнов традиционно, с подачи наших очень серьезных исследователей… Во-первых, все-таки ономастика развивается, я напомню об этом. Они тогда посчитали, что Семичастный образована от прозвища, связанного с "семь частей" – разбить на две части. То есть, человек владел семью… А семь – это понятие "много", в русской традиции слово семь обозначало множество. Вот множеством чего-то владел – участков земли – как правило, раз часть, значит, семь участков земли. На самом деле, стали мы смотреть, разбираться, когда поступил заказ на конкретную фамилию. И мы выяснили, что Семичастный – это Семисчастный, Семищастный и другие разные варианты написания – восходит к прозвищу "семь раз счастье", семисчастливый, везунчик. Всего-навсего такое прозвище. То есть, со временем, когда забылось значение, изменилось написание, разумеется, приходится гадать, объяснять его происхождение. Другой пример – фамилия Моспанов. Это к нам обратился товарищ, который всерьез… Он собрал очень много, кстати, самостоятельно большую работу провел. И вот цепочку – мы добавили эту информацию, и помогли ему выйти, так сказать, на финишную прямую, чтобы объяснить происхождение этой фамилии. Так вот, Моспан – Мостепан, Мастепан, Мостипан, Мостепаненко – там куча, огромная толпа фамилий, просто, по-моему, три десятка фамилий, отражающих разные формы пришедшего в украинские, белорусские, южнорусские говоры словечко из польского языка милостивый пан – так оно там произносится. А потом они постепенно усекались, поскольку значение непонятно, а обращение принято. Вот тот, кто это словечко произносил – его Мостепаном-то и прозвали. Фамилия, кстати, вот эти все формы фамилии немногочисленны, но зато разнообразны. Они все относятся в основном к территории Украины, юга Белоруссии, юга России.

ЛИХАЧЁВА: На самом деле, увлекает. Я вас понимаю, почему вас притянуло именно в эту область.

МАКСИМОВ: Нет, это очень интересно. Когда приходит человек и начинает рвать на себе рубаху и доказывать, то у него такие сказочные, королевские корни – мы иногда, права, к врачу отправляем, образно, словесно – не выписываем рецепты и направления. Но очень часто мы даём человеку достоверное объяснение, потому что, действительно, интересно. Человек с фамилией Шаронов нам рассказывал историю о том, что…

ЛИХАЧЁВА: О, у меня есть знакомый Шаронов.

МАКСИМОВ: Вот, он же поволжский, нижегородский, саратовский, самарский. А тот товарищ нам рассказывал про Шарон Стоун актрису, про Шарона – президент, по-моему, в Израиле был.

ЛИХАЧЁВА: Ну, это уж совсем.



МАКСИМОВ: То есть, человек выбирает то, что он слышит, и пытается как-то проанализировать. Это называется народная этимология. А на самом деле, если открыть словарь русских народных говоров 19-го века, то мы найдем, что нижегородский говор – я могу перепутать местами, но смысл тот – нижегородский говор: шаронами называли хитрого, плутоватого человека.

ЛИХАЧЁВА: Точно.

МАКСИМОВ: Правда, в саратовских шароном называли болезненного, хилого человека. Я еще раз напомню, что я могу сейчас просто напамять перепутать местами, но это именно там – нижегородские и саратовские места. То есть, не надо хвататься за первое попавшееся вам где-то в газете, например, словечко иностранное, сначала посмотрите в родном языке, откройте словарь Даля, наконец, святцы откройте – вы найдете много интересного. Другой пример – фамилия Перетятькин, то есть из серии Пупкин, и так далее. На самом деле, фамилия очень даже героическая. Дело в том, что Перетятька – это один из вариантов прозвища, восходящего к слову перетятый – украинскому, южнорусскому…

ЛИХАЧЁВА: А что это значит?

МАКСИМОВ: Изрезанный, изрубленный, израненный человек. А вы посмотрите, фамилии сплошь и рядом казачьи. И не только казачьи, но, в общем, на югах, так скажем, от Воронежа, Тулы и Орла, ну, и, разумеется, Харьков, Чернигов – вот в этих землях часто встречаются такие варианты: Перетятченко и многие другие фамилии. То есть мы очень часто сталкиваемся с тем, то довольно смешное по нынешним представлениям звучание фамилии больше связано…

ЛИХАЧЁВА: Нечто героическое в прошлом.

МАКСИМОВ: Не обязательно героическое. Связано смешное звучание с тем, что язык изменился – мы не понимаем этого значения, а для жителей… Ну, Черномырдин – пример известный. Действительно, как-то необычно звучит. Но просто слово мырда давно в Воронеже, в Курске употреблялось, именно так произносилось. Черномордый, смуглый, черномырдый, как говорили там. Смуглолицый человек.

ЛИХАЧЁВА: Только и всего.

МАКСИМОВ: Не более.

ЛИХАЧЁВА: Вы сказали – такая фраза у вас прозвучала – мол, успокойтесь, вообще, не фамилия и не имя красит человека. Мне хочется спросить, по вашему мнению – хорошо, не фамилия и не имя, разумеется – а что? Вы вообще больше всего что цените в человеке, какая бы фамилия у него ни была?

МАКСИМОВ: Я в самом, конкретном человеке я, разумеется, ценю его достоинства, которые для каждого человека могут быть различными. Для меня это ум, ответственность, честность, умение сострадать и многое другое, то есть я не готов перечислить и сказать – пять этих качеств, по мне, главные. Они, в общем-то, в библии описаны, заповеди, которым надо следовать, они же их соблюдение является качествами человека, но этот список можно продолжать. Другое дело, что сколько людей, столько и мнений, потому я не готов сказать, что моё – эталонное.

ЛИХАЧЁВА: А Вы как человек, много лет, по крайней мере, много месяцев хоть и по определённому поводу провели в Ленинке, поэтому мне ещё хочется Вам один вопрос задать. За последний год вы получили какое-нибудь впечатление сильное именно от книг? Если получили, то расскажите, что это за страницы, книги, статьи, может быть?

МАКСИМОВ: Вы знаете, не скажу. У меня, как у любого специалиста, спросите меня о чём-то, с чем я редко сталкиваюсь – яркие впечатления я передам. У меня каждый день работа с книгами, у меня каждый день те самые открытия, узнавания или вспоминания, кстати. Поэтому наиболее яркие какие-то впечатления – боюсь, они из области… То же самое, как спросить у любого человека: "Какие у тебя самые яркие впечатления в жизни?" И он вам начнет перечислять детские.

ЛИХАЧЁВА: И у вас тоже детские самые яркие, что ли?

МАКСИМОВ: В том числе. Детские – кстати, не обязательно в детстве произошедшие. Это периоды открывания – вот они яркие, а потом, когда идёт ежедневная работа, довольно утомительная, на самом-то деле. Она интересная, но это не самая простая работа. Притупляется ощущение, наверное, поэтому. Но это не значит, что это не интересно.

ЛИХАЧЁВА: Вы по-прежнему сейчас находитесь в "детском" периоде, когда…

МАКСИМОВ: Влюблённом.

ЛИХАЧЁВА: В периоде открытия?

МАКСИМОВ: По-другому нельзя. Заниматься работой исследовательской можно только при условии, что она тебя увлекает. Когда увлечение, хобби, интерес – всё это совмещено с работой – кстати, это и беда, на самом деле. Если человек настолько себя ограничивает только областью своего интереса, то он теряет многое другое и, кстати, перестает замечать, что он слишком сужает…

ЛИХАЧЁВА: Он как в тоннеле.

МАКСИМОВ: Да. Поэтому я стараюсь этим не ограничиваться, но в целом, я в таком состоянии, как и 14-15 лет назад.

ЛИХАЧЁВА: Слушайте, я Вас просто искренне поздравляю, по-хорошему вам завидую. Пожелала бы всем нашим слушателям именно так устроить свою жизнь, чтобы совмещать всё Вами перечисленное, потому что это действительно удивительно, как можно в одно и то же время быть и менеджером, и исследователем, и отцом, и настолько увлечённым человеком, настолько интересным собеседником. Приходите к нам как-нибудь ещё.

МАКСИМОВ: С удовольствием.

ЛИХАЧЁВА: Очень жалко Вас отпускать, но всё, уже у нас одна минута одиннадцатого. Спасибо Вам большое. У нас сегодня в гостях был основатель и генеральный директор информационно-исследовательского центра "История Фамилии" Владимир Максимов. Действительно, надеюсь, не в последний раз. Это была программа "Они сделали это!" Тихон Сезонов был за пультом, спасибо ему большое. Анна Коренева, благодарю вас, Анна – это продюсер нашей программы. Я прощаюсь с вами до завтра. С вами была Елена ЛИХАЧЁВА. Спасибо.



Радиостанция Финам.FM (Москва).

Апрель 2010.

Видео смотреть здесь.

Наши новости

55-я Научная студенческая конференция по топонимике

 

РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ТОПОНИМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ

 

55-я НАУЧНАЯ СТУДЕНЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ТОПОНИМИКЕ

 

г. Москва, 25 марта 2020 г. (в заочной форме)

 

Руководители:

Татьяна Петровна Соколова - к. филол. наук, доцент Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина

Амалия Викторовна Акопджанова - учитель русского языка и литературы ГБОУ "Школа N 2123 им. М. Эрнандеса"

Вступительное слово

Андрей Васильевич Барандеев - к. филол. наук, профессор, председатель Топонимической комиссии

Подробнее...

Поздравляем с 8 марта!

Дорогие дамы! Коллектив центра История фамилии от всей души поздравляет вас с Международным женским днём и желает всегда оставаться такими же красивыми и цветущими, вдохновляющими и сподвигающими нас на самые разнообразные подвиги, а самое главное - любящими и любимыми. Хорошего вам весеннего настроения, здоровья и оптимизма! 

 

 

Поздравляем с Новым 2020 годом!

Дорогие друзья! Всех посетителей нашего сайта, наших коллег и друзей поздравляем с наступающим Новым годом и Рождеством Христовым! Желаем вам счастья и благополучия, бодрости и здоровья, а также успехов во всех ваших начинаниях! С праздником!

Подробнее...

В. О. Максимов в программе "ОТРажение"

Интервью генерального директора ИИЦ "История фамилии" 26.11.2019 на канале ОТР. Тема: буква "Ё" и необычные названия населенных пунктов.

Подробнее...

Буква года 2019 - Ё!

Ещё одна область приняла решение привести написание названий расположенных на её территории географических объектов в соответствии с законом "О государственном языке РФ" и рекомендациями Министерства образования и науки РФ. Итак, к концу года в двух областях России - в Новгородской и Воронежской - началась активная работа по исправлению написания на дорожных знаках, сайтах органов власти, в служебных, уставных и других документах географических названий, в которых имеется буква «ё», а также дефис или прописные буквы.

Подробнее...

Новости ономастики

X Æ A-12, или БОЧ Илонович Масков

Илон МаскМода на "нестандартные" имена давно прибрала к рукам шоу-бизнес, но до последних времён побаивалась представителей науки. И вот, последние времена настали. 5 мая в твиттере Илона Маска появилось сообщение о рождении в семье американского миллиардера и канадской певицы Клэр Буше (Граймс) первенца. Илоново дитя получило имя - X Æ A-12. Кроме того, счастливая мать сообщила, что к ребёнку они планируют обращаться с помощью местоимения "они" и позволят самостоятельно выбрать пол. Думается, потенциальные пассажиры создаваемых Маском пилотируемых космических аппаратов узнав об этом, призадумались: безопасно ли будет отправляться в космос на его кораблях?

Подробнее...

Бытие определяет сознание: Пандемия и Карантин в зоопарке

 

Подробнее...

Самые редкие и популярные имена 2019 года: статистика региональных ЗАГСов, часть I

Начало нового года – самое время подвести итоги старого. Публикуем подборку материалов из региональных изданий, посвященную традициям и фантазиям имянаречения в разных уголках нашей страны. Итак, какие же имена давали своим чадам счастливые родители?

Подробнее...

В честь кого названы месяцы?

Названия месяцевИзначально во многих языках народов мира названия месяцев были связаны с характерными природными явлениями в годовом цикле. Исключением не стали и славянские названия, которые используют в некоторых современных языках. Например, липень — это месяц, который выпадает на время цветения липы. Так называется июль на украинском («липень»), белорусском («ліпень»), польском («lipiec»), литовском («liepa») языках и июнь на хорватском языке («lipanj»).

Подробнее...

История имён и фамилий артистов

Привычные нам имена и фамилии некоторых артистов на самом деле не всегда являются исконными. Причины, по которым будущие звёзды эстрады или кино их меняли, были очень разными. Кстати, не всегда такая замена происходила по инициативе самого артиста. Предлагаем интересную подборку таких историй: Фаина Раневская, Андрей Миронов, Ролан Быков, Вера Алентова, Нонна Мордюкова, Иннокентий Смоктуновский, Светлана Тома, Зиновий Гердт, Леонид Утёсов, Александра Яковлева, Рина Зелёная и Олег Борисов.

Подробнее...
История фамилии © 1996-2020.