История фамилии

Исследовательский центр. Основан в 1996 году.
Автор статьи: М.В.ГОРБАНЕВСКИЙ, В.О.МАКСИМОВ
Источник: Тезисы доклада на X Международной конференции «Ономастика Поволжья»
В российской ономастической терминологии конца XX - начала XXI вв. объективно сложился целый ряд нерешенных проблем и противоречий, связанных с некоторым дефицитом исследований по отдельным важнейшим проблемам теории ономастики, антропонимики и топонимики. Автор статьи: М.В.ГОРБАНЕВСКИЙ, В.О.МАКСИМОВ
Источник: Тезисы доклада на X Международной конференции «Ономастика Поволжья»
В российской ономастической терминологии конца XX - начала XXI вв. объективно сложился целый ряд нерешенных проблем и противоречий, свя­занных с некоторым дефицитом иссле­дований по отдельным важ­ней­шим проблемам теории ономастики, антропонимики и топонимики.
В частности, это касается проблемы понятия «русская антропонимия», «русская топонимия», границ рус­ского антропонимического и топонимического словников. К некоторым причинам этого, вероятно, следует отнести гигантские мас­шта­бы языкового ма­те­риала, реальную сложность этимо­логического и этно­куль­тур­ного анализа как самих антропонимов и топонимов, так и антропо- и топооснов, а также некоторые другие.
Хорошо известно, что в результате длительного взаимо­действия рус­ского эт­носа, русской культуры и русского языка с другими этносами, культурами и языками, в ре­зуль­тате сложнейших этнических процессов, происшедших в самом русском народе, исторически возникло (в разные периоды) значительное число русских антропонимов (оговоримся, что нас в большей степени интересует такой разряд антропонимов, как фамилии) и русских топонимов, вобравших в себя как апеллятивные, так и онимические основы, заимствованные русским языком и адап­ти­рованные им (с разной степенью устойчивости). Однако практичес­ки на дискус­сион­ном уровне в нашем многоязыком и многонациональном Отечестве остается важный вопрос об опреде­лении самих понятий «русская антропонимия», «русские фамилии», «русская топонимия», «русские топонимы».
Противоречивость понятия «русский топоним» сопо­ста­вима с противоречиями и слож­но­стями определения и «рус­ских фами­лий»: отсутствие четких критериев национально-куль­­турной принад­лежности имён, принципиально важных для любого языка, порой приводит к непоследовательности в отбо­ре материала при создании лексикографических справочников и иных фундаментальных работ, ср.: словник монографии Б.О.Унбегауна, на обложке которого значится  - «Русские фамилии», изобилует мно­жеством нерусских фамилий [1]. Отметим и то, что ав­то­ры многочисленных работ по антропонимике, как нам кажется, намеренно уходят от рассмотрения критериев отбора языкового (фамильного) ма­териала и не дают толкования используемому ими сло­во­со­че­танию русская фамилия.
То же можно встретить и в публи­кациях по топонимике: либо вообще «размыта» методика интер­претации термина, либо отдельные авторы главным для ин­терпретации избирают различные признаки (или один, не совпа­дающий признак): национальность жителей данной тер­ри­тории (ср.: антропонимисты нередко избирают в качестве ос­нов­ного признака национальность носителя фамилии), эти­мо­логический признак (ас­пект) топонима, формантный при­знак (признаки) топонима, сферу распространения геогра­фи­ческого названия, отнесенность топонима к той или иной куль­туре и т.д.
Показательно, как должна была поступить в сходном, но и в более простом случае Н.В.Подольская, вынужденная сделать в своем знаменитом терминологическом словаре специальную оговорку о понятии «русская онома­стическая термино­логия»: «Название "Словарь русской ономастической терми­ноло­гии" означает, что вклю­ченные в него термины употребляются в работах, написанных на русском языке, ино­гда укра­ин­ском и белорусском, когда они совпадают...» [2]. Нелишне в этой связи напомнить суждение В.А.Нико­нова, который в одной из своих работ провоз­гласил фор­мантный критерий главным при определении нацио­наль­но-культурной принадлежности фамильного имени: «Практи­чески единствен­но целесообразно от­не­сти к русским фами­ли­ям получи­вшие русское оформление, независимо от языкового про­­ис­хождения основы» [3].
Для более точного выявления границ названной про­блемы продолжим параллель «русская фамилия» — «русский топоним» на уровне некоторых формальных признаков.
В ка­че­стве комментария к процитированному выше мнению В.А.Ни­конова отметим: хотя наличие фамильного форманта в составе фамилий характе­ризует их как собственно ономастические об­ра­зования, часть основ русских фамилий перешла в данную груп­пу в неизменном виде. Боль­шое количество украинских и белорусских фамилий по форме совпадают с русскими. С помощью формантов -ОВ, -ЕВ, -СК/ИЙ/ или –ЦК/ИЙ/ образованы национальные фамилии у других славянских народов (ср.: у болгар — Вазов, Ботев, у поляков — Ковальский, у чехов — Копецкий и т.д.). Ср. также, например, новые белорусские пере­именования улиц в Витебске в 1927 г. (примеры при­во­дят­ся в оригинальной форме): Чырвона-Партызанская вул., Дэпу­тат­ская вул., Авiацыонная вул., Камсамольская вул., вул. К.Лiб­кнехта, вул. Дзяржынскаго, Рэ­валюцыйная вул. и др. [4]. Можно вспомнить здесь и о том, что конечные элементы не­которых иноязычных фами­лий созвучны русским фамиль­ным суффиксам: нем. Бюлов, англ. Дар­вин, Кронин и т.д.
Впечатляющие аналогии знает и русская топонимия, — как об­щая, так и частная, в том числе — городская. Широко распространена ин­фор­мация об адаптации-перео­смы­слении корневой морфемы тюркского по происхождению наз­ва­ния города Царицын ('цариц-' 'сары' + 'су': "желтая" + "вода" — по реке, притоку Волги). Од­нако псевдопосессивный суффикс -ЫН - здесь оказывается русской адаптацией (на уро­вне слово­образовательной народной этимологии) тюрк­ского слова 'чин' в значении "остров". Как считают некоторые иследователи, мо­­ти­вирующим для русского топонима Царицын стал не ги­дро­ним Сары-су, а название небольшого острова Сары-чин в устье реки Сары-су в Волгу: именно на нем в старину и была построена деревянная крепость (где еще в XVI веке царь дер­жал в лет­нее время отряд из 50 стрельцов), а в 1589 г. на базе кре­пости и был заложен — на том же остр­ове — город Ца­рицын, перенесенный в конце XVI века с острова на правый берег Волги и получивший имя Царицын (поначалу — Новый город) [5].
Вспомним и о массе мемори­аль­ных названий улиц и площадей типа площадь Индиры Ганди, площадь Амилкара Каб­рала, площадь Хо Шимина, улица Улофа Пальме, улица Патриса Лумумбы и десятков им подобных во многих городах Рос­сии (cр.: финальное -а в фами­лии Лумумба не есть русская флек­сия, однако при переходе этого антропонима в разряд на­ших топонимов в русском топонимичес­ком пространстве оно как бы адаптируется в виде псевдофлексии -А, имеющей, кста­ти гово­ря, в топонимии не только словоизмени­тель­ную фун­кцию). Другими словами, переоценка фор­мант­ного крите­рия может привести к ложным выводам, а его "изолирование" не ре­­шает ин­тересующей нас проблемы.
Ряд исследователей делает акцент на языковую при­над­леж­ность мотивирующей основы, т.е. во главу угла ставит эти­моло­гический анализ. Однако и оно не выдерживает критики как основ­ной критерий в интерпретации понятия «русский то­по­ним», ибо с неизбежностью ввергает нас в неразрешимый клубок противоречий. Во-первых, этимология целого ряда топонимов про­сто не выяснена или не определена окончательно и су­ще­ствует в виде нескольких гипотез, каждая из которых имеет свою аргументацию. Это относится, на­при­мер, и к самому име­ни столицы России — топониму Москва. Во-вторых, явно спор­ным является  историко-культурный и хроноло­гичес­кий ас­пект адаптации русским языком иноязычной лексики, ко­то­рая затем могла мотивировать появление целого ряда имен соб­ствен­ных и, в частности, топо­нимов. Как с этой точки зрения трак­товать наименование новгородских Ильменской и Вол­хов­ских улиц, которые мотивированы этимологически не­рус­скими гидронимами Ильмень и Волхов? (Хотя и озеро Ильмень, и река Волхов, по нашему убеждению, входят в то­по­ни­мическую картину мира русского народа — как часть всей языковой картины мира!) С по­доб­­ной абсолютизирующей этимологическую отнесенность к русскому языку (кстати — языку русской народности или нации?) трак­товкой русских топонимов нет необходимости серьезно спо­рить, ибо понятно, что в таком случае в число русских топонимов не попадут ни улица Арбат в Москве, ни Невский проспект в Санкт-Петер­бурге, ни Софийская сторона в Великом Новгороде - не говоря о всем наборе Коммунистических, Социалистических, Революционных, Де­пу­тат­ских, Федеративных и иных подобных наименований улиц, площадей, переулков, проспектов.
Разумеется, существуют разные уровни аргументации «эти­мологической» концепции языковой принадлежности имен соб­ственных.
Если продолжить параллель «русская фамилия»—«русский топоним», то следует вспомнить о том, что весьма ува­жаемые авторы при прове­дении ретроспективного эти­мо­ло­гического анализа русских фамилий находили по-своему аргу­ментированный повод связывать характер апеллятива с его на­ци­онально-культур­ной квали­фикацией. Н.А.Баскаков относил к русским фамилиям тюркского происхождения такие фа­ми­лии, как Аксаков, Аргунов, Беклемишев, Булгаков, Салтыков, Суворов, Ушаков и др., оставляя в стороне факт широкого рас­пространения прозвищных имен Аксак, Аргун, Булгак, Салтык, Сувор, Ушак и др. именно среди русского населения, о чем свидетельствуют мно­гочис­ленные примеры XIV-XVII вв. в известном словаре Н.М.Тупикова. При этом Н.А.Баска­ков ста­рался подтвердить свою точку зрения данными из родо­словных дворян — носителей этих фамилий. Не оста­на­вли­ваясь на субъективности названного источника, заметим, что широкое распространение прозвищных имен, подобных при­веденным выше, в составе име­но­ваний русских людей XIV-XVII вв. позволяет говорить скорее не о тюркском проис­хождении, а о тюркском элементе в составе апеллятивной лексики (т.е. элементе до­онома­стического уро­вня); не всегда бесспорным, кстати говоря, признаются и этимо­логические построения Н.А.Баскакова [6].
Что же касается, напри­мер, вы­водов А.И.Хали­кова о булгаро-татарском происхождении та­ких русских фамилий, как Пушкин, Голицын, Нарышкин, Годунов, Романов, Державин, Бунин, Пешков, Языков и др., осно­ванных только на разножанровых исторических данных (мемуарной литературе, генеалогических схемах и пр.) [6], то они подвергаются ве­дущими антро­по­ни­мистами России серьезной критике.
Городской топоним Арбат, восходящий к арабскому сло­ву 'рабат', 'рабад' со значением «предместье», «пригород» вошел в рус­ское топонимическое пространство и закрепился в нем в со­ставе одного из тематических полей — как неотъемлемая ны­не часть. Ина­че говоря, даже те топонимы, которые прак­ти­чески без серьезных изменений пришли в нашу речь, исто­рию и культуру для названий объектов, являющихся принад­лежностью нашего этноса и социума, повторяют судьбу мно­гих заимствованных нарицательных слов — типа 'зонтик', 'кнут', 'ярмарка', 'арбуз', 'деньги', 'фара', 'казак', 'башмак', 'оли­фа', 'туман', 'икона', 'ангел' и сотен дру­гих, — про­шед­ших не­обхо­димые ступени фонетической, грамматической, семан­ти­ческой, сти­листической, историко-культурной, социальной, на­ци­ональ­но-психологической и иной адап­тации.
Однако параллель с фамилиями не может быть полной, ибо слишком велико несо­ответствие объектов, определяемых то­по­нима­ми (естественный, рукотворный или вымышлен­ный гео­графический объект) и антропонимами (реальный или вымы­шленный человек, для которого актуален еще один важнейший фак­тор — национальность). Поэ­то­му если в ономастических ис­сле­до­­ваниях, ведущихся в России, впол­не закономерны дис­кус­сии вокруг использования и трактовки понятий «русская фа­милия», «русифицированная фамилия» и «фами­лия, бы­ту­ющая у русских», то при проведении чисто топонимических ра­бот ин­терпретация понятия «русский топоним» не может и не дол­жна привести к появлению столь широкого понятийно-тер­ми­­но­ло­ги­ческого фона.
Опыт наших многолетних исследований географических названий (в том числе — и городских) приводит к выводу, что главными критериями в интерпретации терминов русский то­поним, русская топонимия являются: историко-куль­турный, функцио­нально-речевой и социально-географический.
В ис­поль­зовании дан­ного термина мы исходим из объективного факта существования русского они­­мического пространства, частью ко­то­рого является русское то­понимическое пространство — ком­плекс географических на­званий всех типов (гидронимы, оронимы, ойконимы, урба­нонимы и пр.), употребляемых в языке русского этноса в на­сто­ящий период его истории для именования реальных, гипо­те­тических, исчезнувших и фантастических геогра­фи­ческих объек­­тов. Этот комплекс есть результат исто­ри­ческого, со­циального, языкового, культурного развития рус­ско­го этноса как отдельного микрокосма (одновременно — и ча­сти мировой ци­вилизации) и во всем своем составе выступает диахронным отражением элементов картины мира русской языковой лич­ности. Русское топонимическое пространство представляет со­бой сложную структуру пограничных или взаимно пере­сека­ющихся полей и каждый его компонент подпадает, на наш взгляд, под определение «русский топоним».
Не менее пёстрой и многовариантной представляется нам картина русского антропонимического пространства. Кажущееся удобство его исследования заключается в том, что мы имеем возможность сопоставить свои предположения и выводы о национальной или языковой принадлежности любого антропонима с мнением самих носителей современных имён, фамилий или прозвищ. Впрочем, такая методика создаёт и непреодолимые (в рамках этого подхода) трудности классификации.
Одной из первых задач, поставленных нами при создании в 1996 г. в Москве Информационно-исследовательского центра «История Фамилии» (отметившего в июне 2006 г. свое десятилетие тематической выставкой на ВВЦ), была определена задача выделения из общего массива российских фамилий таких групп, которые уверенно можно было бы обозначить как русские, украинские, белорусские, татарские, мордовские, башкирские, удмуртские и т.д. Эта задача имела особую важность для разработки и создания гипертекстовой базы российских фамилий.
Однако при ее решении возникли очень серьёзные препятствия. Например, весьма популярные в России фамилии Базаровы и Балашовы встречаются, как у русских, так и у татар. Бытование этих фамилий у татар логично вытекает уже из самого происхождения апеллятивов ‘базар’ и ‘балаш’ (первый - тюркское заимствование из персидского языка, означает «рынок, ярмарка», второй - исконно тюркское уменьшительное со значением «дитя, дитятко»). Примечательно, что данные фамилии ничуть не реже встречаются и в среде русского этноса. И если былую популярность у русских имени Балаш можно отчасти объяснить тем, что русским населением тюркское слово ‘балаш’ воспринималось сугубо как имя собственное, то распространённость у русских мирского имени (или прозвища) Базар с этим фактором связать никак нельзя. В русском языке слово ‘базар’ утвердилось с весьма давних времён, ср.: «(1319) Сами пришедше съсЬдоша съ коней въ торгу, близь бо бЬ тамо базаръ великий». Ник. Лет. X, 185». [7]
  За прошедшее десятилетие работы ИИЦ «История Фамилии» нами собрана интересная и многоплановая статистическая информация о фамилиях, принадлежащих более чем 40 миллионам граждан России (с географической привязкой к территории проживания). Более 15-ти тысяч фамилий (случайная выборка, продиктованная не нашим желанием, а запросами о происхождении антропонимов, поступивших в наш Центр от носителей этих фамилий) были подвергнуты сорудниками Центра тщательному этимологическому анализу. При этом выяснилось, что более половины от этого общего числа фамильных антропонимов, которые сами респонденты (носители фамилий) определили при предварительном опросе как «русские фамилии», имеют в своем составе не имеющих не русские, и весьма часто даже не славянские, антропоосновы.
 В своих исследованиях русской топонимии и антропонимии мы зачастую используем дополни­тельные (по отношению к основному, видовому термину рус­ский топоним) родовые термины традиционный русский то­по­ним, а также полу­чи­вший некоторое распространение в кон­це 80-х — начале 90-х гг. благодаря активной деятельности Научно-общественного совета по топонимии Советско­го фон­да культуры, работам Д.С.Лихачева, В.П.Неро­зна­ка, Э.М.Мур­заева тер­мин исторический русский топо­ним (данный термин основан на интердисциплинарном знании).
Традиционные русские топонимы – это наименования, образованные по традиционным моделям, с помощью русских словообразовательных средств и лек­сических основ (или полных лексем), бытовавших в русском языке в исторический период их возникновения (при­своения). Для своей исторической эпохи они обладали очевидной частотностью — как с точки зрения мотивов воз­ник­новения, так и с точки зрения морфемного состава, ср.: московские городские топонимы типа Покровка, Знаменка, Ильин­ка, Пречистенка, Воздвиженка, Маросейка, Вар­варка и пр.; ср. также мемориальные названия советского топо­ни­мического новояза и др.
Исторические рус­ские топонимы в нашем понима­нии — суть индивидуальные (не массовые) памятники рус­ской культуры, интеллектуальные произведения народного ге­ния, формирующие фо­но­­вые историко-культурные знания, национально-культурную традицию и куль­турную среду оби­тания человека [8].
Вероятно, поиск в названном выше направлении стоит продолжить: может быть, именно он и приведёт в итоге к действенному устранению противоречий в российской ономастике в трактовке национально-культурной принадлежности антропонимов и топонимов?
В заключение на­помним образное и одновременно точное суждение, высказанное В.Н.Топоровым в его интерес­ней­шем эс­се "Имя как фактор культуры (на злобу дня)": "...Имя та парадок­сальнейшая часть языка, где причина и следствие нераз­личимы, где "последний" преформирует "пер­вые"; имя — импульс культуры, по­сколь­ку оно вводит человека в знаковый космос, но оно и результат ее, поскольку его смы­слы возрастают в пространстве куль­туры, ею дер­жатся и ею же кон­тролируются (именно эти осо­бенности делают имя одним из важнейших индикаторов типа куль­туры). Как и Де­миург, имя открыто человеку, который может трак­товать его и как пре­­дель­но обессмысленную "кличку" вещи, но и как выс­ший предел смы­сла и инструмент смыслостроительства одновре­мен­­но" [9].
Литература
1. Унбегаун Б.О. Русские фамилии: Пер. с англ. / Общ. ред. Б.А. Успенского. — М.: Прогресс, 1984, с.365-430.
2. Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Наука, 1988, с.16.
3. Никонов В.А. География русских фамилий. — Вопросы языко­зна­ния, 1983, №2, с.79.
4. Мезенко А.М. Урбанонимия Белоруссии / Под ред. П.П.Шубы. (РЯ: Рус. яз.: теория, функционирование, преподавание). — Минск: Универ­си­тетское, 1991, с.20.
5. Долгачев И.Г. Язык земли родного края. — Волгоград: Ниж.-Волж.кн. изд-во, 1986, с.93-94.
6. Халиков А. 500 русских фамилий булгаро-татарского проис­хож­де­ния. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1992, — 173 с.
7. Словарь русского языка XI-XVII вв. / Под ред. С.Г.Бархударова. - Вып. I, М., 1975, с.65.
8. Нерознак В.П. Движение за возрождение исторических названий (пер­вые результаты и возможные перспективы). — В кн.: II Всесоюзная науч­но-практическая конференция "Исторические названия — памятники куль­туры". Выпуск 1. — М.: Сов. фонд культуры, 1991, с.3.
9. Топоров В.Н. Имя как фактор культуры (на злобу дня). — В кн.: Все­союзная научно-практическая конференция "Исторические названия — па­мятники культуры": Тезисы докладов и сообщений. — М.: Наука, 1989, с.127

Наши новости

55-я Научная студенческая конференция по топонимике

 

РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ТОПОНИМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ

 

55-я НАУЧНАЯ СТУДЕНЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ТОПОНИМИКЕ

 

г. Москва, 25 марта 2020 г. (в заочной форме)

 

Руководители:

Татьяна Петровна Соколова - к. филол. наук, доцент Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина

Амалия Викторовна Акопджанова - учитель русского языка и литературы ГБОУ "Школа N 2123 им. М. Эрнандеса"

Вступительное слово

Андрей Васильевич Барандеев - к. филол. наук, профессор, председатель Топонимической комиссии

Подробнее...

Поздравляем с 8 марта!

Дорогие дамы! Коллектив центра История фамилии от всей души поздравляет вас с Международным женским днём и желает всегда оставаться такими же красивыми и цветущими, вдохновляющими и сподвигающими нас на самые разнообразные подвиги, а самое главное - любящими и любимыми. Хорошего вам весеннего настроения, здоровья и оптимизма! 

 

 

Поздравляем с Новым 2020 годом!

Дорогие друзья! Всех посетителей нашего сайта, наших коллег и друзей поздравляем с наступающим Новым годом и Рождеством Христовым! Желаем вам счастья и благополучия, бодрости и здоровья, а также успехов во всех ваших начинаниях! С праздником!

Подробнее...

В. О. Максимов в программе "ОТРажение"

Интервью генерального директора ИИЦ "История фамилии" 26.11.2019 на канале ОТР. Тема: буква "Ё" и необычные названия населенных пунктов.

Подробнее...

Буква года 2019 - Ё!

Ещё одна область приняла решение привести написание названий расположенных на её территории географических объектов в соответствии с законом "О государственном языке РФ" и рекомендациями Министерства образования и науки РФ. Итак, к концу года в двух областях России - в Новгородской и Воронежской - началась активная работа по исправлению написания на дорожных знаках, сайтах органов власти, в служебных, уставных и других документах географических названий, в которых имеется буква «ё», а также дефис или прописные буквы.

Подробнее...

Новости ономастики

Кортеж и Стрелец: как отметили день ФСО в Калининграде

На Калининградском комбинате удалось добыть сразу два крупных янтарных самородка за смену

Подробнее...

Муза, Космос и Афина: как еще называли детей, родившихся этим летом

Самыми популярными именами по-прежнему остаются Александр и София.

Подробнее...

Аврора, Мелания, Ратибор, Оливия. Кого еще подарил Калуге август

Калужане в августе продолжали удивлять работников управления ЗАГС нестандартными именами, подобранными ими для новорожденных. В этом месяце на свет появились Мирон, Иоанн, Роберт, Ратибор, Демид, Яромир. 

Подробнее...

Страна, в которой у людей нет фамилий

Лишь у иммигрантов, которых в стране 10%, есть фамилии.

Подробнее...

Лев-Ричард и Милагрос: в ставропольском ЗАГСе раскрыли редкие имена младенцев

Cтавропольское управление ЗАГС раскрыло список самых необычных имен новорожденных и поделилось статистикой за 2020 год.

Подробнее...
История фамилии © 1996-2020.