История фамилии

Исследовательский центр. Основан в 1996 году.

   Любую историю всегда интересно услышать непосредственно из первых уст. Благо, в век Интернета мы с вами имеем такую возможность. О себе, об истории своей семьи и происхождении своей фамилии рассказывает первый президент Татарстана (с 12 июня 1991 по 25 марта 2010 года), а с 26 апреля 2010 года - государственный советник Республики Татарстан Минтимер Шарипович Шаймиев. 

 

   Минтимер Шаймиев:  «Меньше всего в жизни я думал о своей карьере»

    «Когда мне предложили перейти на работу в обком партии, я поначалу отказывался. Хотя переезд в Казань, да еще на партийную работу, казалось бы, очень хорошая ступень на жизненном пути. Но я относился к этому иначе.

   Шаймиев мог быть Шариповым

   «Род наш древний. Однако фамилию Шаймиев носили далеко не все. В архивах XIX века такая фамилия не значится вовсе. Откуда же она взялась? Во всяком случае, не от имени Шайми - такого имени у нас нет. Дело в том, что моего деда, Шаймухаммата Валимухамматовича, в деревне все называли ласково-уменьшительным прозвищем Шайми. В те времена фамилии детей записывались по имени отца. Писарь, видимо, спросил деда: «Как тебя зовут?» «Шайми». Ясно! Значит, сына запишем Шаймиевым. Так в нашем роду появился первый Шаймиев - мой отец - Шагишарип Шаймухамматович. А его, в свою очередь, по сокращенному варианту в деревне называли Шарип. Аналогично все его дети оказались Шариповыми. Хотя, по идее, должны были быть Шаймухамматовыми... Но когда я получал паспорт, то пожелал взять фамилию своего отца.

   Так что я, после отца, стал в семье единственным Шаймиевым. Да и сейчас Шаймиевых не так много: двое моих сыновей и их дети.

   «Железный» или «Отмеченный Богом»

   «Так получалось в нашей семье, что каждый раз после рождения ребенка в живых оставались только девочки - в тяжелые времена, видимо, женский пол крепче цепляется за жизнь. А вот мальчишки все умирали. До появления на свет моего старшего брата погибло четверо младенцев.

   Вот тогда родителям кто-то напомнил о старом национальном поверье: если новорожденного мальчика тут же назвать «крепким именем», то он не умрет в колыбели, а непременно выживет. Потому как имя, которое дают человеку, начало его судьбы. Кем нарекут, таким он и станет расти, как бы стараясь оправдать свое имя...

   Поэтому моего старшего брата, он родился в 1934 году, нарекли Хантимером - «железный хан», так в буквальном переводе с татарского языка. А потом, через три года, когда родился я, соответственно получил не менее сильное имя - Минтимер. «Мин» - я, «тимер» - железный. «Я - железный», если дословно.

   Правда, есть и еще одно объяснение имени Минтимер. Более научное, что ли. По-татарски мое имя пишется так: «Минтимер» («н» с хвостиком). Эта буква меняет смысл имени и произносится мягче. «Мин» - родинка, «божья метка» на человеческом теле. Так считается у татар. Вот и получается, что слово это уже не местоимение «я», а прилагательное «меченый». Что выходит? «Отмеченный Богом». Видимо, родители и этот нюанс имели в виду. Для них, а также для муллы это было важно.

   Вот и выходит, что Минтимер - не только «железный», но и «отмеченный Богом», а значит «счастливый» в принципе человек».

   Мечтал стать юристом, но поехал учиться «на Катеева»

   «Мой старший брат Хантимер работал комбайнером и меня понемногу приучил к технике. С механизмами на селе было не густо, и потому механизатор всецело зависел от главного инженера МТС, то есть - машинно-тракторной станции. В нашем районе им был некто товарищ Катеев. МТС - ключевое предприятие на селе в 30-50-х годах прошлого века, Бог и царь для колхозов!..

   И вот, когда я учился в десятом классе и мечтал стать прокурором, в колхоз пришла бумага из Казанского сельскохозяйственного института имени Горького: приглашались абитуриенты на новый факультет механизации сельского хозяйства. Для моего отца это было воплощением сверхмечты. О факультете написали в газете, и я даже помню, как отец, показывая мне заметку об этом, сказал: «Вот, смотри. Будешь учиться там, станешь Катеевым!». А поскольку авторитет главного инженера МТС в нашей семье был беспредельным, я и поехал учиться «на Катеева».

   Как студент Шаймиев ехал на целину, а попал на испытания атомной бомбы

   «С особым чувством до сих пор вспоминаю наши поездки на целину, в Павлодарскую область в 1957 и 58-м годах. Были выращены неплохие урожаи зерна, вся страна бросилась на помощь целинникам - убирать драгоценный хлеб. Мы, студенты - без «пяти минут» инженеры-механики сельского хозяйства - умели обращаться с любыми сельхозмашинами, поэтому и на целине в нас нуждались особо.

   Работали как раз на границе с Семипалатинской областью, где-то рядом была обозначена запретная зона. Однако нас никто об этом не предупреждал. Мы знали, что в стране есть и атомная, и водородная бомбы, слышали, что испытываются они на Семипалатинском полигоне. Но и представить себе не могли, что станем живыми свидетелями и даже участниками настоящих ядерных испытаний.

   А началось все с того, что однажды к нам припылил военный «газик», и человек в офицерской форме с группой солдат довольно буднично, будто речь шла о чем-то привычном, объявили нам: в такой-то день, в 14 часов дня произойдет очередное испытание атомной бомбы. Сначала появятся самолеты, которые очертят два-три круга. Общее оповещение, для нас - сигнал. Глушим двигатели, сходим со штурвальной площадки комбайна, ложимся на землю животом вниз, а головой в строго определенном офицером направлении и ждем, пока не закончатся испытания атомной бомбы.

   В обозначенный день и час мы все сделали в точности так, как нам велели. И, конечно, смотрели во все глаза на небо: что же за чудеса там происходят? Трудно сказать, на каком расстоянии мы оказались от эпицентра. Хотелось верить, что на приличном... Затем пошли волны. Первая - самая сильная.

   Вслед за вспышкой мы увидели быстро увеличивающийся в размерах немного вытянутый шар, который постепенно стал превращаться в клубящееся грибовидное облако.

   Вторая волна оказалась немного слабее, третья и остальные уже совсем мягко прошли над нами. Прямо у нас на глазах возникала впечатляющая картинка - на полотне небосвода прорисовался характерный «гриб», который какое-то время рос, превращаясь в уродливое облако. За два сезона работы на целине я стал свидетелем двух или даже трех ядерных взрывов. Это были так называемые «наземные испытания». Вскоре их запретили, и бомбы стали взрывать под землей. Но мы уже этого не застали, уехали с целины.

   Не скажу, чтобы радиация оказала какое-то сильное влияние на мое здоровье. А, может быть, я просто не чувствую до сих пор».

   Холостяцкую жизнь остановила одним взглядом

   «И вот преддипломная практика, 1958 год. Меня направили на Калининскую МТС, которая находилась рядом с нашей деревней. Очень удобно: жил дома, вокруг все родное, свое... В первый же вечер пошел на танцы в районный клуб. И вот там, возле дверей увидел Ее...

   Стояла незнакомая девушка в белой кофточке, в модном черного цвета бархатном сарафане. Просто красавица с длинными роскошными косами... Я сразу влюбился!

   Абсолютно все до сих пор четко помню: во что одета, в какой позе стояла, блестящие глаза, тихий голос. А какой взгляд!.. Был бы художником, непременно нарисовал. В точности. Так была закончена моя холостяцкая жизнь, остановлена одним взглядом...

   Подошел к ней, пригласил на танец. Познакомились. Я назвал свое имя, она - свое: Сакина».

   Первое появление в газетах: «Шаймиев - лучший кукурузовод!»

   «Мне было 23 года, когда меня назначили главным инженером Муслюмовской РТС (ремонтно-техническая станция). По распределению института я попал в соседний с родным район - Муслюмовский. Несколько месяцев поработал инженером гостехнадзора, и вот - первое назначение. Исполнилась мечта моего отца - я стал «настоящим Катеевым». Это уже новая страница в моей жизни, и, я считаю, самая интересная. Начал работать самостоятельно по специальности и сразу увидел, какие замечательные открываются для меня просторы. Действительно, можно было творить, выдумывать, пробовать! Ведь это все и есть- счастье, самое настоящее».

   Свой первый самостоятельный участок работы Минтимер Шаймиев использовал с максимальной эффективностью. Он взялся за новые технологии в самой перспективной в те годы отрасли сельского хозяйства - кукурузоводстве.

   «Что главное в технологии выращивания кукурузы? Получить на поле квадрат. Самый передовой, по тем временам, способ, который решал судьбу урожая. Гербицидов ведь не было. И для того, чтобы можно было эффективно, со всех сторон обрабатывать кукурузу, надо было при посеве добиваться квадрата - 70 x 70 сантиметров, оставляя зону защиты растения где-то 10-12 сантиметров. Отсюда и урожай.

   Но получить квадрат на огромном поле действительно было непросто. Техника и приспособления часто подводили. И тогда я разработал метод, при котором кукурузный квадрат получался при любом состоянии натяжных станций. До многих механизаторов и руководителей не доходило, как это вдруг у Шаймиева квадрат получается без сбоев.

   Наш метод поражал всех! В итоге наш район получил самый высокий урожай кукурузы в Татарстане. Тогда и заговорили о нас, а фамилия Шаймиев «прогремела» и за пределами республики. В газетах и журналах, и не только республиканских - во всесоюзных! - стали писать о нашем квадрате, печатать красивые фото».

   Первую награду разделил с женой

   «Перевели меня в Мензелинск, я стал работать. Поначалу, правда, чувствовал некоторое смущение. Ведь в моем подчинении оказались и более опытные, чем я, директора подобных подразделений остальных пяти районов, входящих в наше территориальное управление. Не говоря уже о десятках простых подчиненных. Но раз уж взялся за гуж...

   Было начало пятилетки. Почти все тогда у нас удивительно ладилось, получалось, и даже с погодой везло. Урожаи были достойные. Работалось, действительно, от души, хотя и выматывался я порой до тошноты. Едва касался головой подушки, как сразу словно проваливался в черную бездонную яму... А с рассветом опять как огурчик. Вставал в пять утра, наскоро завтракал, выпивал неизменную чашку чая с молоком и уходил из дома на весь день.

   Кончилось это тем, что через пять лет меня - двадцатидевятилетнего - наградили орденом Ленина. Такие награды просто так не давали, тем более что других, более низкого статуса, у меня еще и не было! Ну, грамота почетная за целину - вот и все. Опять какое-то чудо произошло - так я это расценил.

   Когда мне вручили орден, заскочил домой, а дома - никого. Взял ручку, и внутри коробки от ордена, на белом шелке написал жене записку: «Дорогая Сонуля, эта награда Родины нам обоим в равной степени принадлежит». Она до сих пор вспоминает, как все это было трогательно, и лились слезы радости, гордости...»

   Переезд в Казань

   «12 июня 1991 года я стал Президентом Республики Татарстан. А 4 июля произнес клятву. За меня проголосовали 1 131 091 человек, что составило 70,6 процента от принявших участие в выборах избирателей. Это тогда я понял, прочувствовал на себе: если сам не посеешь в душах людей зерна доверия, урожая не пожнешь».

   Не хотелось бросать полюбившуюся работу. Ведь только с людьми сошлись по-настоящему, и коллектив меня хорошо принял. Есть крыша над головой, и жена при деле, мальчишки подрастают. Опять же родная деревня близко - всего в тридцати километрах. Там отец, мать, сестры с семьями, брат. По воскресеньям мы старались встречаться, обедали вместе, обсуждали дела, проблемы. Ну, что, думал, еще надо для полного счастья?

   Однако в обкоме меня все-таки убедили, нажимая на такие понятия, как долг, ответственность. И вот в 1967 году я стал инструктором Татарского обкома партии. В зарплате потерял вдвое. Но, ничего, говорят же, что не в деньгах счастье. В общем-то, правильно говорят.

   Это было очень тяжелое для меня время. Летом выяснилось, что мой отец тяжело болен. Известие стало ударом грома среди ясного неба - настолько неожиданно все случилось. В том же году мы папу похоронили.

   ...Через год закончился мой испытательный срок, и я стал настоящим партийным работником - заместителем заведующего сельскохозяйственным отделом Татарского обкома. Вошел, что называется, в номенклатуру. Какой оказалась для меня партийная работа? Да той же школой, учебой, продолжением тех же производственных дел.

   ...Во времена Леонида Ильича Брежнева был сделан решительный крен на мелиорацию земель. На этой волне, после двухлетней «обкатки» в обкоме, в 1969 году, меня назначили министром мелиорации и водного хозяйства ТАССР. Я стал самым молодым министром не только в республике, но и в стране - в отрасли водного хозяйства.

   ...Меньше всего в жизни я думал о своей карьере. Но она продолжала развиваться довольно круто. В 1983 году я стал первым заместителем Председателя Совета Министров Татарской АССР. И так получилось, что на ближайшем партийном пленуме меня сразу избрали секретарем обкома по сельскому хозяйству. Это, как показалось некоторым, стало неординарным решением. Что ж, неисповедимы подчас повороты судьбы! Так, в 46 лет я снова оказался в обкоме КПСС, но уже на более высоком уровне».

   Время испытаний

   «Горбачевскую перестройку я встретил в новой для меня должности - Председателя Совета Министров Татарской АССР. 1985 год, весна, партия берет курс на обновление. Период очень непростой.

   Каждую копейку приходилось выпрашивать у центра едва ли ни на коленях, любое решение - обязательно «согласовывать». И это в то время, когда в центр уходили нефтяные миллиарды, не говоря о прочих отчислениях. Одной десятой этих средств с лихвой бы хватило на покрытие первоочередных нужд республики.

   Были моменты, когда фонды на зерно, мясо, масло оставались в республике буквально на несколько дней. Дошло до того, что мы договорились о введении карточной системы по образцу военных лет. Иного выхода просто не было. Вынужденная мера, не избежала ее и вся наша страна. Но эти «цветные бумажки» спасли очень многих людей, особенно горожан, потому что гарантировали хоть какой-то минимум продовольствия каждому...

   ...В народные депутаты СССР я избирался весной 1989 года от родного, можно сказать, территориального избирательного округа № 389».

   

   «Драка» за статус Татарстана

   «В начале осени 1989 года я в третий раз вернулся в Татарский обком КПСС. На этот раз, как говорили тогда - «хозяином», первым секретарем. Думаю, большую роль в том, что я попал на эту высокую должность, сыграла моя репутация «крепкого хозяйственника» и, как ни странно, самая обыденная человечность...

   ...Жизнь на бытовом уровне с каждым днем становилась все хуже. В стране начиналась разруха: останавливались предприятия, в магазинах - шаром покати... И так по всей России, голод и обнищание распространялись с космической скоростью. Нужно было спасать Татарстан.

   Это был переломный момент истории. Очень важно было на фоне общей дестабилизации в СССР постараться все-таки удержать распространение разрушительных процессов в нашей республике. Существенным и, на мой взгляд, спасительным выходом могло стать реальное повышение статуса ТАССР до уровня союзной республики. И я решил драться за это, несмотря ни на что, на любых уровнях союзной и российской власти... На XXVIII съезде КПСС, я позволил себе высказать все, что накипело тогда на душе. Люди жили все хуже, партийная машина явно давала сбой. Очень хотелось, в конце концов, разобраться с этим».

   «Реальность такова, - говорил в своем выступлении на съезде Минтимер Шаймиев, - что статус ряда автономных республик, определенный еще в 20-е годы, уже давно не отвечает их экономическому, социальному, духовному развитию, уровню национального самосознания. Они могли бы получить статус союзных. Но проходят годы, а положение не меняется, вызывая социальную напряженность... Считаю необходимым проинформировать делегатов съезда о том, что в ряде автономных республик на очередных сессиях их Верховных Советов до сентября могут быть приняты декларации о суверенитете с провозглашением автономных советскими социалистическими республиками.

   Мы сознаем, что национальный вопрос - сложный, трудный и его решение требует вдумчивого, взвешенного подхода и государственной мудрости».

   В ярком и остром выступлении Минтимера Шаймиева были подняты и проблемы перехода к регулируемой рыночной экономике.

   «Все, о чем я тогда говорил, было крайне важно в то время для нас, для будущего суверенитета Республики Татарстан. Считаю, что получилось принципиальное и смелое выступление. Я и сегодня готов подписаться под каждым его тезисом».

   Нарушитель регламента

   «В декабре 1990 года на IV съезде народных депутатов СССР был важный рабочий момент - вносились поправки в явно устаревшую Конституцию страны. Представители союзных республик требовали от центра максимальной самостоятельности. Горбачев хмурился: он чувствовал в этом угрозу распада Союза и был, разумеется, не в восторге от происходящего. Но сам же призвал страну к демократии, вот теперь и вкушал ее горькие плоды.

   Я ждал, что, мне позволят, наконец, выйти к трибуне и внести мою поправку - о повышении статуса автономии до союзной республики. Не дождался.

   Начиналось голосование по поправкам к Конституции СССР. Что делать? Во мне все кипело: Горбачев явно игнорировал меня! Ему не до автономий, главное - угодить союзным республикам. Я все это понимал, и решил действовать на свой страх и риск. Встал и, никого не спрашивая особо, направился быстрым шагом к трибуне. Когда подошел, только тогда Горбачев меня и увидел. Мне показалось - аж, подпрыгнул в своем кресле:

   - Я не давал вам слова! - кричит. - Куда ты, Шаймиев?!

   Но в зале уже зашумели, увидели меня - пусть выступает...

   А Горбачев не хотел этого.

  - Почему, - спрашивает меня, - не подал свое предложение в письменном виде?

   - Подавал, - отвечаю.

   - Ну, тогда мы его сначала рассмотрим, - сказал Горбачев, строгим голосом преподавателя средней школы. - Иди...

   Когда смотреть-то он собирался: голосование вот-вот начнется!..

  - Нет, - говорю, - выслушайте меня...

   К тому времени мы уже приняли Декларацию о государственном суверенитете Татарстана, этот факт придавал мне дополнительной уверенности.

   Горбачев картинно разводил руками, изображал гримасу, будто чего-то не понимал, только и я не уходил с трибуны. Мне уже было все равно - пусть, что хочет со мной, то и делает. Потом. А сейчас - я либо скажу о своем, либо... Не знаю, конечно, что было бы, если бы мне так и не позволили высказаться, но я был неудержим. Эти съезды тогда в прямом эфире транслировались по телевидению - я чувствовал за собой поддержку многих и многих людей.

   - Ладно, - махнул, наконец, рукой Горбачев. - Говори...

   И тогда я внес свое предложение о поправке 4 пункта 127 статьи Конституции СССР: полноправными членами Совета Федерации СССР должны стать и автономные республики. Это была статья о Совете Федерации - новом тогда органе, который становился едва ли не основным во властной структуре СССР.

   После короткого, но очень конкретного выступления Горбачев вынужден был поставить мою поправку на голосование. Честно говоря, я думал, что она не пройдет. Но случилось невероятное: депутаты съезда, видимо, пораженные моим напором и вдохновленные такой непривычной для представителя региона настойчивостью, подавляющим большинством голосов проголосовали «за». Таким образом, за считанные секунды был решен судьбоносный вопрос. В Конституцию СССР были внесены изменения, которые наделяли правом законодательной инициативы и высшие законодательные органы автономных республик».

   Минтимер Шаймиев - президент Татарстана

   «После длительных размышлений я согласился с мыслью о необходимости президентского правления в нашей республике. Счел, что президентское правление даст многонациональному народу Татарстана реальные возможности улучшения условий жизни, прежде всего, потому, что укрепит исполнительную власть в республике. Что греха таить, многие неурядицы нашей жизни зачастую происходят и оттого, что не выполняются даже самые замечательные решения».

   Было еще одно весомое соображение в пользу института президентства в республике. Заветной целью Минтимера Шаймиева стало утверждение республики в качестве полноправного субъекта. Важнейшим моментом такого статуса должно было явиться подписание договора с Россией. В президентских выборах Шаймиев участвовал уже как безоговорочный лидер республики.

   Источник: Комсомольская правда - Казань

 

Новости словесности

Редкие имена России: летнее имятворчество в Чебоксарах

   Начало летнего сезона 2021 года чебоксарцы уже отметили целой «коллекцией» редких и необычных имён, которыми он нарекли своих детей: Корней, Султан, Бронислав, Гор, Соломон, Даниэль, Левий, Кирьян, Добрыня, Иустиния, Дэя, Мира, Версавия, Оливия, Тайя и Николина.

Подробнее...

Золотое кольцо России стало шире

   Так сложилось, что в "Золотое кольцо России" было принято включать восемь основных городов: Сергиев Посад, Переславль-Залесский, Ростов, Ярославль, Кострому, Иваново, Суздаль и Владимир. Хотя, на самом деле, в него давно включают и Александров, Гороховец, Гусь-Хрустальный, Дмитров, Калязин, Муром, Мышкин, Палех, Плёс, Рыбинск, Тутаев, Углич, Юрьев-Польский, Шую и другие города. И, конечно, Москву. А с июня этого года Золотое кольцо заметно расширилось, включив Тверь.

Подробнее...

Фамильная история России: а ведь в понедельник их мама родила...

   Если верить забавным поговоркам и всяким суевериям, человеку с фамилией Понедельник должно было бы хронически не везти. И в личной жизни, и в работе. А про игру в футбол ему следовало бы и вовсе запретить даже думать. Может быть, Виктор Понедельник об этом просто не знал? Но не доглядели и тренеры, и советские спортивные руководители. И это хорошо. Иначе бы прошедший 1960 г.1-й Чемпионат Европы по футболу мог бы не стать триумфом сборной СССР. 

Подробнее...

Пятый океан

   Итак, похоже, что скоро существование Южного океана ни у кого не будет вызывать сомнений. Да, в общем-то, с русской точки зрения это вполне логично. Всё-таки Москва - город пяти морей. Ну, а Россия - страна пяти океанов. Хотя ощущение того, что "океан-то ненастоящий!", всё же не покидает. Тем более, что авторы идеи до сих пор не определились: Южный он или Антарктический. 

Подробнее...

Наши новости

Опубликованы тезисы докладов участников 56-й Научной студенческой конференции по топонимике

   Ознакомиться с тезисами докладов участников конференции можно в разделе ОНОМАСТИКА. Доклады распределены в подразделах ТОПОНИМИКА, АНТРОПОНИМИКА и ДРУГОЕ (в зависимости от тематики, которой посвящена каждая из опубликованных работ) или пройдя по ссылкам, указанным  в этом материале.  

Подробнее...

56-я Научная студенческая конференция по топонимике

     г. Москва, 30 марта 2021 г., 12.00 (на платформе Zoom)

     Руководители: Татьяна Петровна Соколова, к. филол. наук, доцент Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА); Амалия Викторовна Акопджанова, учитель русского языка и литературы ГБОУ "Школа N 2123 им. М. Эрнандеса".

     Вступительное слово: Андрей Васильевич Барандеев, к. филол. наук, профессор, председатель Топонимической комиссии.

Подробнее...

Научный архив Раисы Николаевны Клеймёновой доступен исследователям

     Отдел редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова приглашает Вас принять участие в работе круглого стола по теме «Научный архив Раисы Николаевны Клеймёновой в собрании Отдела редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова».

     Заседание состоится 31 марта 2021 г. в 15.00 по адресу ул. Моховая д. 9.

Подробнее...

Поздравляем с 8 марта!

     Дорогие дамы! Коллектив Исследовательского центра "История фамилии" от всей души поздравляет вас с Международным женским днём! Желаем вам всегда быть обаятельными и энергичными, а самое главное - любящими и любимыми. Хорошего вам весеннего настроения, здоровья и оптимизма!

Поиск по сайту

Научно-популярная газета "Мир имён и названий"

История фамилии © 1996-2021.