История фамилии

Исследовательский центр. Основан в 1996 году.

  

Народы европейского Северо-Востока: обращение к истокам

 

     Исследовать историю народов европейского Северо-Востока России, чтобы сберечь этнокультурное наследие страны - главная задача историков-демографов Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН (г. Сыктывкар), отметившего в прошлом году 50-летний юбилей. Являясь одним из крупнейших центров финно-угроведения и гуманитарного североведения, научный центр решает вопросы по сохранению и перспективам будущего национального развития этноса.

     История, традиционная культура и быт различных этнографических групп коренного коми и русского населения на территории европейского Северо-Востока на протяжении разных эпох служат свидетельством духовного становления народа. Миграции и путь демографического развития определили специфику освоения Коми-региона, а политические события и межкультурный обмен повлияли на развитие экономики и уровень производства.

     Исследования, проводимые историками и этнографами Института языка, литературы и истории Коми НЦ РАН (г. Сыктывкар), знакомят с историей национальных сообществ Коми и с особенностями процесса формирования этнокультурного пространства севера России.

      Игорь Любомирович Жеребцов – доктор исторических наук, главный научный сотрудник, директор Института языка, литературы и истории Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук (ИЯЛИ ФИЦ Коми НЦ УрО РАН), председатель Президиума Федерального исследовательского центра «Коми НЦ УрО РАН» (г. Сыктывкар), председатель Ученого совета Национального музея Республики Коми, председатель Коми Республиканского благотворительного общественного фонда жертв политических репрессий «Покаяние» занимается исследованием истории Севера, Урала и финно-угорских регионов.

     Ученый-историк подробно рассказал о становлении Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН, отметившего полувековой юбилей в 2020 году, в частности, как формировалась гуманитарная исследовательская коми-школа и какие ключевые проблемы теперь стоят перед сотрудниками Института по сохранению и популяризации региональной истории, этнических традиций и языка коренных народов, а также затронул темы трагических страниц истории страны в судьбе Республики Коми.

      Почему сегодня существует необходимость изучения региональной истории, в частности, этнографических исследований на европейском Северо-Востоке?

    «Ответ, на мой взгляд, очевиден: история обширнейшей России, самой большой страны мира – это, прежде всего, история ее регионов и народов. В составе единого государства территории с самыми разными природно-климатическими условиями, оказывающими огромное воздействие на развитие проживающих там этносов, обладающих множеством уникальных лингвистических, культурных, хозяйственных, бытовых свойств, складывавшихся в ходе многовекового исторического развития. Сравните, например, европейский Север и Северный Кавказ – это два совершенно разных «севера», уживающихся, однако, в составе одной державы. (И не просто уживающихся, но и поддерживающих между собой этнокультурные и экономические контакты, пусть и не очень прочные, обменивающихся населением путем взаимных миграций…). Понимание исторического − порой крайне противоречивого − пути, который прошли эти (и все остальные) регионы, как и почему именно так формировалось их население, чем обусловлены особенности их хозяйства и культуры исключительно важно, ибо из многих «региональных» историй, в сущности, и складывается история страны.

     Европейский Северо-Восток – один из интереснейших с исторической точки зрения российских регионов. Неотъемлемой чертой его истории всегда, с древнейших времен была  миграция  населения. Именно здесь расположены самые северные в Европе палеолитические памятники. Первопроходцы Севера не раз уходили отсюда из-за оледенений. Уходили и снова возвращались спустя тысячелетия. Когда льды окончательно отступили, крайний Северо-Восток Европы стал территорией долговременного многовекторного культурного взаимодействия. Здесь то и дело появлялись разноплеменные пришельцы с востока, юга и запада (сюда дотянулось даже Великое переселение народов). Немалая часть из них уходила дальше в неведомые земли, но многие оседали тут, принося с собой новые для «старожилов» элементы культуры, хозяйства и быта.  «Какая смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний» − эти слова как нельзя лучше подходят к описанию этнодемографических процессов на европейском Северо-Востоке вплоть до конца I тысячелетия н.э.  Именно в этом «плавильном котле» сформировался тысячу лет назад обладающий самобытной и богатой культурой народ коми, представители которого, между прочим, проторили для властителей Русского государства дороги через Каменный пояс (Уральские горы), в конце XVI столетия провели туда отряд Ермака, были в числе строителей и первых жителей Тюмени, Тобольска и других старинных сибирских городов, среди первопроходцев Лены, Индигирки, Колымы, участников похода Семена Дежнева вокруг Чукотки и Ерофея Хабарова на Амур…

     Здесь, на европейском Северо-Востоке, появились первые в Русском государстве серебряный и нефтяной прииски, этот регион стал в 1930-е годы «деревянным Донбассом» Советского Союза, отсюда в годы Великой Отечественной войны бесперебойно шел столь необходимый блокадному Ленинграду и всей стране уголь, добывавшийся в неимоверно сложных природных условиях узниками ГУЛАГа… Вот что такое европейский Северо-Восток и его история для России. Это не просто региональная история – это чрезвычайно важная составляющая истории всей нашей страны», − убедительно аргументировал свою точку зрения Игорь Жеребцов.

    Что составляет региональные особенности демографических процессов на европейском Севере России?

    «Важнейшая особенность – это то, что на протяжении всей истории региона ключевой частью демографического развития были миграции населения. О древности я уже говорил. С конца XII века на европейском Северо-Востоке стала стремительно расти численность русских крестьян, которых привлекали в этот регион обширные и слабозаселенные территории и благоприятные для земледелия климатические условия той эпохи. В результате активной древнерусской колонизации древние коми, жившие в западной части региона, были ассимилированы. Сохранение в последующее время подобных темпов продвижения русского населения могло бы привести к скорому обрусению коми. К концу XVI в. ситуация изменилась. Этому способствовало включение в состав Русского государства ряда обширных регионов, в которых имелось значительное количество незанятых, удобных для земледелия территорий. После вхождения в состав Русского государства Казанского и Астраханского ханств во II половине XVI в. появилась возможность для широкого освоения Поволжья, нижней Камы и нижней Вятки русскими колонистами. Разгром Сибирского ханства и установление власти Московских государей в Западной Сибири в конце XVI в. сделали возможным переселение в Приуралье и за Урал, на более богатые и плодородные по сравнению с европейским Северо-Востоком земли. Тысячи русских переселенцев, минуя Коми край, устремились за Урал. В последней четверти ХVII в. в Сибири насчитывалось около 180 тыс. переселенцев из европейской России, примерно две трети которых проживали в самом западном Тобольском регионе, по соседству с Коми краем. Представьте, что было бы с коми народом, если бы хоть половина от этого числа появилась на его этнической территории, число обитателей которой в 1678—1679 гг. едва ли достигало 25 тыс. человек?

     В конце XVI – начале ХХ века ведущую роль в демографических процессах играли уже другие миграции – расселение коми по восточной и северо-восточной части региона (была заселена и хозяйственно освоена, в частности, обширнейшая территория по берегам Печоры и ее притоков, верхней Вычегды), освоение водоразделов в старожильческих районах, миграции коми за пределы региона. А в середине ХХ века на европейском Северо-Востоке вновь появились многочисленные мигранты из других регионов: сюда, в «спецпоселки», насильственно переселяли «раскулаченных» крестьян, которых заставляли валить лес; территория региона покрылась сетью лагерей, заключенные которых тоже валили лес, строили железную дорогу, добывали уголь… К началу 1940-х годов численность заключенных и спецпереселенцев была вполне сопоставима с численностью «вольного» населения региона… В 1950-е годы принудительные миграции уступили первенство по количеству переселенцев добровольным миграциям (по оргнаборам и др.) для работы на промышленных предприятиях, однако миграционный прирост по-прежнему доминировал над естественным. При планировании социально-экономического и демографического развития европейского Северо-Востока по-прежнему не учитывались в надлежащей мере естественные условия региона (особенно его северных районов); нередко гораздо большую роль в составлении и осуществлении этих планов играли чисто политические причины. В результате уже к началу 1960-х годов коренное население стало меньшинством на своей территории обитания», – историк раскрыл особенности демографического развития региона.

     Рассматривая факторы истории народонаселения, Игорь Жеребцов среди них выделяет анализ климатических/природных изменений. По мнению самого ученого, в его работах «поставлена и проанализирована чрезвычайно важная проблема воздействия естественно-географических условий и, в частности, климата и его изменений, на демографические процессы, степени этого влияния на различных этапах истории. На основе разнообразного комплекса исторических источников, главным образом архивных, значительная часть которых впервые была введена в научный оборот, историко-демографическое развитие обширного и многонационального Северо-Востока европейской России за длительный (почти тысячелетний) период, удалось показать несомненную связь между происходившими в демографических процессах переменами и  изменениями климата, сформулировать концептуальные основы подхода к анализу климатических изменений как важного фактора истории народонаселения, предложить в рамках теории демографических циклов рассматривать именно изменения климата как фактор, определяющий эти циклы.

     Проведенное сравнительное исследование историко-демографического развития всех финно-угорских народов показало весьма существенную (а на отдельных этапах – ключевую) роль климатического фактора в демографической истории венгров, эстонцев, коми и других финно-угров; в частности, формирование коми народа стало следствием потепления климата (климатического оптимума) и переселения части финно-пермских народов на Север. Массовые миграции выходцев из европейской России в Приуралье и далее за Урал, имевшие огромное значение в освоении и закреплении в составе Российского государства Сибири и Дальнего Востока, также стали следствием климатических сдвигов (климатического минимума), неблагоприятные последствия которых вынудили значительную часть населения Московского государства оставлять старожильческие районы и уходить на колонизировавшиеся территории».

     Исследование историко-демографических проблем Северо-Востока проходит в системе с другими науками. Поскольку, по словам Игоря Жеребцова, «к сожалению, массовые письменные источники экономико-статистического характера XVI−XIX столетий (писцовые, переписные и дозорные книги, ревизские сказки и др.), при всем богатстве содержащегося в них материала, имеют немало недостатков: в них фиксировалось не все население, практически отсутствуют сведения о национальном составе жителей (встречаются лишь отдельные указания на этническую принадлежность), в писцовых и дозорных книгах весьма ограничены сведения о пришлом населении, редко указываются конкретные направления ухода жителей из поселений и т.п. Поэтому при изучении источников традиционные методы исторического исследования необходимо использовать в комплексе с методами смежных наук – этнографии, археологии, топонимики, антропонимики, генеалогии, фольклористики и языкознания. Этот комплексный подход позволил, в частности, получить важные результаты в исследовании миграционных процессов, уровня подвижности и этнического состава населения ряда районов Коми края благодаря анализу названий поселений, говоров и диалектов жителей, их фамильного состава, особенностей культуры и быта, местных легенд и др.

     Местный фольклор (легенды, предания) нередко содержит сведения о примерном времени возникновения населенных пунктов, происхождении их первых жителей. Этим сведениям, разумеется, нельзя безоговорочно доверять, однако сравнение фольклорных данных с материалами письменных источников (в тех случаях, когда это было возможно) во многих случаях показало значительную степень их достоверности (особенно применительно к поселениям, возникавшим в середине XIX в. и позднее).

     При изучении переселений можно использовать и данные антропонимии. Значительная часть населения Коми края носила фамилии (они стали формироваться в регионе в XVI−XVII вв.), образованные от коми слов: названий животных (Канев от кань – “кошка”, Коинов от коин – “волк” и др.), птиц (Сизев от сизь – “дятел” и т.п,), рыб (Гычев от гыч – “карась”), насекомых, растений, явлений природы, различных бытовых предметов, слов оценочного характера и т.д. Наличие фамилий этой группы в составе жителей конкретного населенного пункта свидетельствует о проживании в нем хотя бы какое-то время коми, даже если их уже нет среди современных обитателей. Специфика фамилий позволяет установить расселение этнографической группы и выявить ее представителей – переселенцев среди других этнографических групп. Поэтому антропонимия населения Коми края, зафиксированная в источниках XVI-XVIII вв., дает возможность тщательно исследовать миграционные процессы – важную составную часть этнической истории коми. Фамилии и прозвища коренного и пришлого населения позволяют проследить как миграции, происходившие в пределах этнической территории коми (из поселения в поселение, из района в район), так и приход иноэтничных переселенцев в Коми край извне и уход коми в иные регионы».

     ... 

    Отмечая заслуги современников, важно не забывать тех, кто положил начало научным традициям. Кого можно назвать первым исследователем истории и культуры коми и когда начались подобные работы?

      «На эти вопросы нет однозначных ответов.  Даже если оставить без внимания преданья старины совсем уж глубокой (труды Геродота, Иордана, Ибн-Фадлана, отрывочные сообщения первых русских летописей…), то от фигуры Стефана, крестителя древних коми и первого епископа Пермского отмахнуться сложно. Уроженец Устюга, он изучил коми язык, в 1372 году в Ростове создал древнекоми письменность. Создание Стефановской азбуки стало выдающимся событием в истории коми культуры. На право считаться первым исследователем коми истории и культуры мог бы претендовать монах Епифаний Премудрый, автор труда «Житие святого Стефана, епископа Пермского», который можно было бы назвать первой работой, посвященной Коми краю. В конце XVI – начале XVII веков в Коми крае создавалась чрезвычайно интересная Вычегодско-Вымская летопись. Ее начал вести в 1586 году смотритель Усть-Вымской Михайло-Архангельской пустыни Мисаил. После его смерти летописание продолжил священник Усть-Вымской Благовещенской церкви Евтихий (по их именам летопись получила также название Мисаило-Евтихиевской). Составители летописи не только записывали события, современниками которых они были, но и использовали другие летописи и старинные исторические документы, поэтому этот труд охватывает период с конца XII до начала XVII века. Это был, пожалуй, первый свод данных по истории Коми края – но, разумеется, летописцы лишь фиксировали события, а не изучали их, не пытались (за редкими исключениями) как-либо объяснить их причины и следствия.

     Часто начало научных исследований в Коми крае связывают с экспедицией под руководством академика И.И.Лепехина, работавшей в 1771-1772 годах, которая, действительно, имела огромное значение. Был сделан важный шаг в изучении региона: впервые начались специальные исследования природных богатств края и сбор материала об истории Коми, культуре и быте местных жителей (постройках, промыслах и других хозяйственных занятиях, одежде, народной медицине, фольклоре) силами российской академической науки.

     А вот будущий академик А.М.Шёгрен, побывавший в Коми крае в 1827 году, во-первых, являлся «чистым гуманитарием» (филолог, этнограф, историк-демограф), а во-вторых, он сподвиг заниматься изучением коми языка весьма разношерстную группу местных жителей. Вот именно с этого – с визита Шёгрена и работы его последователей − и началась гуманитарная наука в Коми крае. За дальнейшее ее развитие следует сказать отдельное спасибо Императорскому русскому географическому обществу. Его руководитель П.И.Савваитов дважды побывал в Коми, изучал язык, опубликовал древние памятники коми письменности, в том числе азбуку Стефана Пермского. За «Грамматику зырянского языка» и «Зырянско-русский и русско-зырянский словарь» Академия наук присудила ему престижнейшую Демидовскую премию. В Усть-Сысольске (с 1930 года − Сыктывкар) сложился круг корреспондентов ИРГО, присылавших в Петербург свои краеведческие работы (многие из них хранятся сегодня в архиве Русского географического общества). Среди них были исследователь Печорского края промышленник В.Н.Латкин, автор серии публикаций по истории, этнографии и фольклору учитель истории края М.И.Михайлов, первый местный археолог С.Е.Мельников. На этом фоне развития краеведения в Коми крае во второй половине XIX – начале ХХ века  появляются такие фигуры, как выдающийся калмыковед, исследователь языка коми и просветитель Георгий Лыткин, ученый-энциклопедист, создатель оригинальной философской теории «лимитизм» Каллистрат Жаков, всемирно известный социолог Питирим Сорокин, видный этнолог, антрополог и географ Василий Налимов. Однако они, конечно, коми-ученые по происхождению, но научная слава пришла к ним в то время, когда они жили и работали в российских столицах».

      Игорь Жеребцов, говоря о традициях школы, заложенных в основание института, отметил научный вклад своего отца, занимавшегося этнографическими исследованиями:

      «В начале XX века А.А. Цембер создал Усть-Сысольское отделение Архангельского общества изучения Русского Севера, в Усть-Сысольске  организовали музей, затем архив, в 1922 году появилось Общество изучения Коми края, руководители которого (А.С.Сидоров и другие) изначально были настроены на теснейшее сотрудничество с Академией наук и стали инициаторами создания в 1934 году в Сыктывкаре  Коми научно-исследовательского института краеведения. Вначале это было комплексное учреждение, а в 1938 году его преобразовали в Коми НИИ языка, литературы, фольклора и истории. Так в Коми появилось первое специализированное именно гуманитарное научное учреждение; можно сказать, окончательно завершился переход от краеведения к науке.

     В 1944 году институт стал отделом Коми базы АН СССР, и гуманитарная наука стала уже не «наркомпросовской», как раньше, а академической. В нем быстро сложились профессиональные исследовательские группы лингвистов, историков, фольклористов… Основой группы этнографов стали два молодых кандидата наук − будущий профессор МГУ Лев Павлович Лашук и мой отец Любомир Николаевич Жеребцов, впоследствии много лет руководивший этнографическими исследованиями Коми филиала АН СССР. А это, по сути, и предопределило мою собственную биографию… Успехи гуманитариев Коми филиала АН СССР были очевидны, и уже в 1950-е годы не раз ставился вопрос о создании Института языка, литературы и истории. Но реализовать это удалось только в 1970 году».

     По словам директора, одной из самых лучших научных школ института является лингвистическая школа, основанная выдающимся финноугроведом Василием Ильичем Лыткиным и развиваемая ныне его последователями.  Оценивая достижения ученых другой сферы знания, Игорь Жеребцов замечает: «Археологи открыли десятки интереснейших памятников различных эпох, от палеолита до средневековья. Имя нашего опытнейшего археолога Элеоноры Савельевой хорошо известно специалистам в России и за рубежом. Труды этнографов, посвященные традиционной культуре народа коми и усть-цилёмов, их этнической истории, этнополитологии, неизменно пользуются огромным вниманием, успешно работают фольклористы и литературоведы».

     Касательно исторической школы Коми, исследователь обращает внимание на трудности её становления и большие шаги в продвижении: «К историкам «второе дыхание» пришло, конечно, на рубеже 1980-х и 1990-х годов, когда открылись архивы и почили в бозе давно устаревшие идеологические догмы, мешавшие нормальной работе исследователей. Подтверждение тому – большая серия монографий, среди которых два издания фундаментальной двухтомной «Истории Коми с древнейших времен». Со второй половины 1980-х стали разрабатывать историко-демографическую проблематику. Поначалу эти вопросы я исследовал практически в одиночку, но в 90-е годы появились и другие специалисты, так что постепенно историческая демография в республике сложилась в самостоятельное и весьма серьезное направление научных исследований. Анализировать историко-демографические процессы в регионе невозможно, не имея достаточно полного представления об историко-географических реалиях прошлых веков, в первую очередь об истории административно-территориального деления – поэтому и эти сюжеты потребовалось изучать.

     Сегодня никто не сомневается, что историческая демография состоялась в Республике Коми как самостоятельное направление науки, а Сыктывкар стал одним из признанных российских и европейских центров историко-демографических исследований: не случайно именно у нас издается единственный на постсоветском пространстве специализированный журнал «Историческая демография», регулярно проводятся научные форумы. (И, что греха таить, мне чрезвычайно приятно, что эта отрасль исторической науки в России и за ее пределами теперь отчасти ассоциируется и с моим именем). Вообще историческая демография и историческая география, по-моему, самые романтичные из «кабинетных» наук – ты, сидя за столом, обложась старинными и современными картами,  многочисленными выписками из старинных манускриптов и мемуаров давно ушедших из жизни людей, мысленно по их следам путешествуешь  по миру, пытаешься увидеть его таким, каким он был задолго до рождения твоих прадедов, и – если это удается – поведать об этом удивительном зрелище другим людям… Об этом можно писать не только монографии, но и поэмы!

     Одно из относительно новых направлений, которое мы начали реализовывать – изучение истории повседневности. Дело в том, что, исследуя течение истории в глобальном масштабе (будь то на уровне страны или региона), мы уделяли мало внимания частной жизни человека, конкретным деталям организации его труда и отдыха. Институт стал выпускать серию сборников статей «Повседневная жизнь Коми края», затем − «Повседневная жизнь российской провинции». Думали вместе с коллегами из других регионов организовать на этой базе издание журнала, но всякого рода реформы, сотрясающие науку уже несколько лет подряд, пока не дают реализовать этот замысел. Очень важным мы считаем целенаправленный поиск и издание новых источников об истории и культуре коми и других народов европейского Северо-Востока: новые архивные документы (в первую очередь, писцовые и переписные книги и ревизские сказки XVII – XIХ столетий, экономические примечания к Генеральному межеванию), памятники фольклора, неопубликованное бесценное научное и литературное наследие выдающихся ученых и писателей, материалы этнографических, археологических и других экспедиций».

      Как подчеркнул директор Института Игорь Жеребцов, «сегодня наш институт является одним из крупнейших центров финно-угроведения и гуманитарного североведения, ведущим исследовательским учреждением европейского Северо-Востока России в области исторических и филологических наук. Основные направления его работы сформировались довольно давно, и нет необходимости кардинально их менять. Наоборот, преемственность исследовательских традиций − одна из основ плодотворной научной работы новых поколений ученых. Как давным-давно было сказано мудрым человеком, «мы видели дальше других, потому что стояли на плечах гигантов».

     Но, с другой стороны, каждый приходящий в науку человек привносит что-то новое, что-то свое в методику исследований, в способы оценки результатов и т.д. Гармоничное сочетание традиций с новациями и инновациями – залог успешного развития любой организации, а уж научной, в особенности.

     Наш институт комплексный, объединяющий специалистов различных гуманитарных специальностей, и таковым он и должен оставаться. Все традиционно сложившиеся исследовательские направления должны сохраниться и динамично развиваться. Важно, что комплексность нашего института дает возможность проведения междисциплинарных исследований, являющихся в настоящее время весьма востребованными, и к проведению которых мы всё больше стремимся».

     Над какой темой Вы работаете в настоящее время?

      «Я являюсь одним из ответственных исполнителей плановой научно-исследовательской темы нашего института «Социально-политические, социально-экономические и демографические процессы на европейском Севере России (по материалам Республики Коми): новые источники и историография», которую выполняет отдел истории и этнографии (она должна быть завершена в нынешнем году). Кроме того, под моим руководством готовится фундаментальное издание «Историко-культурное достояние Республики Коми», в котором на фоне истории развития европейского Северо-Востока будут представлены богатства древней, традиционной и современной культуры Республики Коми, охарактеризованы объекты культурного и природного наследия региона и задачи их сбережения и популяризации. Этот труд большого коллектива авторов (историков, археологов, этнографов, литературоведов, лингвистов, фольклористов и работников культуры) планируется издать в этом году. К столетнему юбилею Республики Коми (22 августа 2021 г.) намереваемся с группой моих коллег-историков выпустить серию монографий «История Сыктывкара – столицы Республики Коми».

     Одновременно (уже «в одиночестве») работаю над несколькими научно-популярными книгами по региональной истории: «Сто видных деятелей коми истории и культуры»,  «Вспомним день вчерашний» (хроника событий, происходивших в Республике Коми в XXI веке), переизданием историко-демографического справочника «Где ты живешь» о населенных пунктах Республики Коми. Я убежден в том, что популяризация научных знаний вообще и гуманитарных, в частности, важна чрезвычайно. В стране много (и правильно!) говорят о необходимости воспитания патриотизма. А с чего начинается это воспитание? Да с понимания ребенком того, что его «малая родина» имеет интереснейшую и славную историю. Что в его (или в соседнем) доме, в его деревне, поселке или городе обитали замечательные люди, много сделавшие для того, чтобы жизнь здесь (и не только здесь) стала лучше и веселее. Что его предки достойно живут, трудятся, сочиняют чудесные песни и пишут прекрасные картины на этой земле уже сто, двести, триста лет. И что знать об этом, гордиться этим совершенно естественно и правильно. И популяризация научных, гуманитарных, исторических знаний как раз и позволяет доступно рассказать об истории и культуре Республики Коми, построить надежный фундамент для воспитания будущих искренних, знающих граждан и патриотов нашей общей Родины. Для национального региона это особенно важно.

     К сожалению, в нынешней системе оценки работы ученых научно-популярные работы не учитываются. То ли значения популяризации исторических знаний в гражданском воспитании не понимают, то ли не считают такое воспитание важным, поэтому жалеют на него деньги. Но должно быть понятно: если жалеть средства на то, чтобы как следует учить, воспитывать наше подрастающее поколение, то быстро найдутся те, кто охотно, не жалея средств, будет учить наших детей и внуков своему, чуждому для нас пониманию уроков истории…», – Игорь Жеребцов поделился научными планами и посетовал на недооценку значения популяризации знаний по истории и культуре Республики Коми.

      Каковы перспективы и острые проблемы современного этнодемографического и этнокультурного развития народов европейского Северо-Востока?

      «В последние десятилетия в демографическом развитии европейского Северо-Востока России наметились тревожные тенденции. Население Республики Коми с каждым годом уменьшается (а до конца 1980-х годов оно неизменно росло) и стареет; молодежь (да и не только она) уезжает в более благоприятные для жизни (в климатическом и социальном планах) регионы. Необходима разработка новых концептуальных подходов к демографическому развитию региона, учитывавших бы, помимо всего прочего, и многовековой опыт проживания человека в этом регионе. Анализ динамики роста народонаселения на протяжении длительного времени, процесса формирования исторически сложившейся структуры поселений, связей историко-демографического развития Коми республики с природно-климатическими и социально-экономическими факторами имеет сегодня важное значение не только для исторической науки, но и для поиска путей решения дальнейшей судьбы всего огромного Севера России.

     В наше время вопросы, связанные с демографическими и этническими процессами, часто вызывают обостренный интерес. Не секрет, что порой именно различные аспекты истории этнодемографического развития кладутся в основу поисков решения тех или иных существующих проблем. И в этом плане чрезвычайно важны строгие и взвешенные научные оценки специалистов, много сил отдавших их изучению. Исследовательский опыт, знания гуманитариев Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН чрезвычайно актуальны и значимы, востребованы не только научным миром, но и государственной властью, обществом в целом. В многонациональной Республике Коми, с ее многовековым опытом совместного (и, особо это подчеркну, бесконфликтного) проживания разных народов, особенно хорошо понятна важность этой работы. Мы активнейшим образом сотрудничаем и с общественными организациями, в первую очередь с представителями национально-культурных автономий, объединяющих живущих в Республике Коми белорусов, немцев и представителей других народов», – обозначил ключевые задачи для поддержания региона директор Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН Игорь Жеребцов.

     Обширная разноплановая работа отечественных ученых, посвященная проблемам исторической демографии и истории освоения Севера европейской России, в частности, этнографии Республики Коми, включая популяризаторскую деятельность, главным образом, направлена на сохранение культурного достояния, привитие интереса к региональной истории и региональному краеведению и дальнейшему развитию уникальных этнических сообществ региона.

Полный текст статья читайте на сайте Научная Россия

 

Наши новости

Кто, где, когда: тамбовцы или тамбовчане?

    Названия жителей разных мест и селений складывались столетиями и неоднократно изменялись. Многие из таких прозвищ сохранились в основах современных фамилий, но некоторые из привычных нам сегодня прозваний в фамилиях вы не обнаружите. Таково, например, прозвище «тамбовчанин»: Тамбовцевых в России многие тысячи, а Тамбовчаниновых просто нет (если всё же есть и такие - откликнитесь). О его необычной истории и пойдёт речь.

Подробнее...

Об изменении графика работы нашего центра накануне Дня Защитника

Дорогие друзья! Ввиду большой загруженности, возникшей из-за подготовки ко Дню Защитника, наш центр будет работать и воскресенье 21 февраля. Но - обращаем ваше внимание -23-го февраля мы не работаем. Если вы не успеваете забрать сделанный заказ до 18.00 22 февраля, пожалуйста, сообщите об этом накануне. В таком случае в понедельник 22-го наш курьер сможет доставить Фамильный диплом вам на работу или домой.

В Томской области открылся первый в стране Клуб реальной географии

     В рамках этого проекта предполагается создание в сельских школах клубов эколого-географической направленности для привлечения интереса школьников к родному краю, улучшения их познаний в географии и экологии.

     Важной частью тематики клуба должна стать и региональная ономастика. Изучение топонимов родного края, фамилий и имён его жителей, несомненно, привлечёт к деятельности клуба не только школьников, но и взрослых энтузиастов, которые помогут решить проблему сбора информации и сами станут ценными информантами. Кстати, лучшие пять клубов реальной географии получат по 30 тысяч рублей от РГО на развитие.

Подробнее...

Рейтинги имён: польский опыт

     Читая рейтинги самых популярных и самых редких имён, которыми российские родители наградили в минувшем году своих детей, регулярно задумываешься: только ли в России эта проблема волнует такое количество журналистов, блогеров и тех, кто сами себя таковыми считают. Оказывается, не только у нас.
     Возьмём, например, Польшу. Там тоже публикуют такие рейтинги. Кстати, похоже, что польские родители несколько меньше российских соревнуются в том, кто даст своему дитяти самое смешное имя, хотя тоже оригинальничают. Но к самым безумным оригиналам в Польше относятся без особого почтения.

Подробнее...

Новости словесности

Погружение продолжается: улицы Бандеры и Мазепы теперь есть и в Черкассах

     Городской совет Черкасс присвоил одной из улиц имя Степана Бандеры и переименовал ещё несколько улиц и переулков в деятелей типа Мазепы и его подражателей на других фронтах - литературном, религиозном и др. Против переименования не выступил ни один из членов совета, а члены местной топонимической комиссии заявили, что улицам были возвращены «исторические названия». Разумеется, ни одна из них никогда таких имён не носила.

Подробнее...

В Белорусском государственном университете проходит литературный квест для популяризации чтения

     Участниками интеллектуальной игры могут стать все желающие студенты, магистранты и аспиранты БГУ. Им нужно будет по символическим предметам узнать название произведений и их авторов.  По-доброму завидуем: хорошо было бы позволить поучаствовать в этом квесте в режиме онлайн и жителям  других регионов. Наверняка, многие захотели бы проверить себя не ради баллов, а из культурно-спортивного интереса.

Подробнее...

В Ивановской области насчитали более 14 тысяч именных «защитников»

     В продолжение темы Дня защитника Отчества: к 23-му февраля в Ивановской области было проведено необычное антропонимическое исследование. В региональном управлении Пенсионного фонда подсчитали обладателей всех имен со значением «защитник» и «защитница». Вы думаете, речь идёт только об Александрах и - даже тут возникают сложности - Александрах? А вот и нет.

Подробнее...

Когда Красная Армия стала Советской

     Любой, кому доводилось писать о российской армии времён Великой Отечественной войны, сталкивался с проблемой её названия. Разные авторы послевоенной эпохи, рассказывая о военных и послевоенных годах, начинают употреблять название Советская Армия по-разному: кто-то с 1946 г., а кто-то с середины войны. Это не существенно, если статья пишется в вольном стиле. Но если требуется фактология, то возникает проблема.

Подробнее...
История фамилии © 1996-2021.