История фамилии

Исследовательский центр. Основан в 1996 году.

Люди на своём месте

Алтынникова должна работать в бухгалтерии, Маркин — на почте, а Кудрин — в парикмахерской… Иронический очерк доктора филологических наук Е.Г.Водолазкина (Санкт-Петербург).
При получении очередного гонорара в «Свободном пространстве» мне понадобилось внести изменения в адрес перевода. Следуя редакционным инструкциям, я обратился к бухгалтеру Анне Алтынниковой. Рутинный вопрос (не знаю, позволительно ли так говорить о гонораре) оказался тут же решен, и перевод пришел даже раньше, чем я его ждал. Будучи петербуржцем, с Анной Алтынниковой я связывался не лично, а по электронной почте. Я не слышал ее голоса, не имел представления о её возрасте, но по стилю работы Анны понял, что передо мной — профессионал. Было и еще кое-что: фамилия. Не вызывало сомнений, что человек с подобной фамилией не мог оказаться в бухгалтерии случайно. Алтын (алтынник) — старинная денежная единица, равная 6 деньгам. Для удобства конвертации: 33 алтына и 2 деньги составляли один рубль. По молчаливой договоренности гонорары Анна Алтынникова переводит мне в рублях.
Всё это я, не торопясь, подсчитывал по дороге на почту, куда шел по делу, в сущности, также рутинному. Один немецкий университет выслал мне копию издания византийской Хроники Георгия Синкелла, но до меня она так и не дошла. Я вовсе не считал, будто на нашей почте позарились на посланный мне греческий текст, просто, размышляя о сотрудничестве русского и немецкого почтовых ведомств, я почему-то решил, что пропала Хроника Синкелла все-таки на нашей почте. Потому, может быть, что на немецкой почте у меня ничего не пропадало, а на нашей пропадало. И довольно часто.
Просить немцев копировать Хронику еще раз было уже неловко, и я написал в Министерство связи с просьбой, по возможности, вернуть мне высланный текст. Как литературовед я также доводил до сведения министерства сроки доставки писем русских писателей в XIX веке. Они были в несколько раз меньше нынешних. На фоне полнейшего отсутствия в этом веке авиатранспорта и электронной почты, оттянувшей на себя большую часть переписки, такой факт показался мне парадоксальным. И я сообщил о нем в министерство.
В ответ мне пришло объемистое разъяснение относительно «внутренних и международных почтовых отправлений», подписанное заместителем начальника Управления связи В. Ульяновым. В письме содержалось много вещей, мне доселе не известных, в том числе ссылки на постановление правительства РФ от 24.03.2006 и даже на Всемирную почтовую конвенцию (Бухарест, 2004). Там не было главного: моей Хроники и объяснения того, почему наша почта работает так плохо.
Я еще раз перечитал письмо Ульянова, и вдруг меня осенило, что на самом деле к почте эта фамилия не имеет никакого отношения. В работе «Советы постороннего» (так, несомненно, могло бы называться и письмо из министерства) другой Ульянов призывал брать телефон, телеграф и мосты. Вопреки распространенному заблуждению, о почте там не было сказано ни слова. Получается, что в какой-то момент о ней просто забыли. И не вспоминают до сих пор.
Подождав еще какое-то время, я отправился на почту. После нескольких телефонных разговоров с ее сотрудниками (по разным, замечу, поводам) я решил, что настало время для личного общения. В глубине души я надеялся, что и на почте найдется настоящий профессионал, так сказать, человек на своем месте — по фамилии, допустим, Маркин. Ясно, что не В. Ульянова это дело — рыться в почтовых отправлениях, а вот Маркин — этот найдет. Утерянную бандероль он, как фокусник, просто из рукава вытащит и вручит мне ее с извинениями. Или без извинений, но — вручит. Просто скажет, что вот, мол, ваша бандероль, зря расстраивались, нам она, если честно, без интереса.
Я знал нескольких людей с фамилией Маркин. Никто из них не был связан с почтой, и это прозвучало первым диссонансом в моей светлой, в общем-то, мечте. Подозрение, что мечта является утопией, усиливалось и оттого, что помимо Анны Алтынниковой первоначально я припомнил лишь два реальных примера соответствия фамилии месту: дирижера Оркестра кинематографии Скрипку и экс-министра иностранных дел Украины Зленко. Близок к ним был и скандинавист Вильям Похлебкин, прославившийся в первую очередь изданиями в области кулинарии. Его отцом, как ни странно, был вовсе не Похлебкин, а революционер-подпольщик Михайлов, взявший себе такой псевдоним. Даже выйдя из подполья, Михайлов-Похлебкин кулинаром, увы, не стал. Наконец, в памяти возникал директор фильма «Место встречи изменить нельзя» Панибрат (под тревожную музыку он проходит в титрах последним), но о стиле его работы с киногруппой мне ничего не известно.
Разумеется, с моей стороны было бы бессовестным не упомянуть и о собственной фамилии, поскольку семантика ее выражена предельно ярко. Нет, я не спускался к «Титанику» и даже никогда не плавал с аквалангом. О происхождении своей фамилии (она известна по меньшей мере с XIX века и с подводной деятельностью не связана) знаю лишь то малое, о чем тетка моего отца Евфросинья рассказала мне в единственную нашу встречу. По ее словам, в Ставропольском крае существует станица, где фамилия Водолазкин бытует наряду с Водолазко, причем первая (так думаю я) происходит из второй. Первым словом  науки в истолковании моей фамилии стала запись Д.С. Лихачева на подаренной мне книге: «Дорогому Евгению Германовичу В… с благодарностью за спасение. Д. Лихачев. 25.XI. 96. СПб». Книга была подарена за три дня до празднования 90-летнего юбилея Дмитрия Сергеевича, которое я по его просьбе помогал ему организовывать. Надпись сопровождалась картинкой, на которой водолаз вытаскивал человека, обозначенного буквами «Д» и «С». К миру полезных соответствий и неслучайных совпадений этот подарок некоторым образом причислял и меня.
Чувство, охватившее меня по дороге на почту, было тоской по ясному и по-своему логичному устроению жизни. Жизни, где каждый назван в соответствии со своими качествами и на что-то большее не претендует. Идя по Большому проспекту Петроградской стороны, я вдруг подумал, что проспект, в сущности, совсем и не большой. Может быть, это и является причиной постоянных автомобильных пробок. Стоит даже предположить, что если бы Большой так не назывался, машины бы сюда и не поехали. Ведь не бывает же пробок на параллельном ему Малом проспекте, поскольку название Малого не симулирует высокой пропускной способности.
Да, я тосковал по жизни, где все и всё на своем месте. Мне кажется, эта расслаивающаяся русская реальность пошла как раз из Петербурга, где даже упомянутые мной Большой и Малый проспекты присутствуют дважды. Напомню, что помимо Большого и Малого проспектов Петроградской стороны в Петербурге есть Большой и Малый проспекты Васильевского острова. При этом на Васильевском острове есть еще и Средний проспект, которого нет на моей Петроградской стороне. Об отсутствии здесь Среднего я, впрочем, не жалею: привычка жить на территории крайностей закаляет.
Нащупав тайное соответствие имени и явления, я попытался выстроить новую общественную систему, основанную, как мне казалось, на вполне разумных основаниях. Хорошо бы, думал я, проходя мимо своей поликлиники, чтобы офтальмологом в ней был Глазунов, а дантистом — ну, допустим, Зубков. На худой конец, Грызлов. Или — если брать действительность во всем ее многообразии — чтобы в соседнем магазине трудящихся по утрам встречал Похмелкин. Чтобы за парикмахерскими в стране присматривал Кудрин, а спортсменов курировал бы Швыдкой — с круглосуточным, естественно, вещанием по телеканалу «Спорт». Командование вооруженными силами стоило бы поручить Войновичу: помимо повышения обороноспособности, мы смогли бы значительно продвинуться и по части армейского юмора. Главой пищевой промышленности я бы непременно поставил Миллера, чья фамилия в переводе с английского (miller — мельник) не имеет ничего общего с добычей газа. Последнее кадровое решение представлялось мне особенно важным: оно избавляло Петербург от строительства газпромовского небоскреба (об этом безумии общественность страны в полной мере так и не знает) и сохраняло для России самый красивый ее город.
Это была мечта о Золотом веке. Хотя, скорее, все-таки воспоминание: в фольклоре большинства народов Золотой век — позиция стартовая, за ней лишь последовательное ухудшение. Как бы то ни было, изначально в моей мечте сквозило что-то несбыточное, да и сам подход к делу был нереалистичен — потому хотя бы, что названные лица были уже в целом трудоустроены.
Когда я пришел на почту, мир, так любовно выстроенный мной по дороге, начал ощутимо шататься. Мое идеальное государство рушилось, потому что государство (я чувствовал, как рождается фразеологизм) начинается с почты. Может быть, это не вполне осознают те, чьи письма доставляются фельдъегерской службой, но по сути это так.
На почте меня ждало разочарование. Во-первых, меня не встретил Маркин. Во-вторых — и в этом не было уже ничего удивительного — византийскую Хронику не нашли. Я разговаривал с женщиной в выцветшем халате — усталой и отрешенной. Фамилия ее нигде не значилась, но я и не пытался ее узнать. Независимо от своей фамилии такая женщина по определению не могла найти моей бандероли. Все, что проходило через ее руки, давно стало для нее отправлениями в самом непочтовом смысле слова. При ее зарплате это, вероятно, можно понять. Она смотрела поверх меня, а я все не уходил. Очередь выражала нетерпение.
— А почему письма из Москвы идут по нескольку недель? — поинтересовался я на всякий случай.
Она пожала плечами. В конце концов, не она их возила.
— Письма Достоевского из Германии шли сюда всего четыре-пять дней, — не унимался я. — Почему?
— Потому что Достоевский был гений, — сказал кто-то из очереди.
Разумеется, это был правильный ответ. В конечном счете все определяется масштабом личности.
Уже на обратном пути вспомнил об актере Тараторкине, балерине Семеняке и футболисте Быстрове. Фамилии Невинный и Шмыга касались приватной сферы и на расстоянии не проверялись. Да, вот еще: по воспоминаниям Иосифа Бродского, соседкой Н.Я. Мандельштам (и ответственной квартиросъемщицей) была в псковской коммуналке женщина по фамилии Нецветаева. Ничего более разительного в смысле соответствий я не встречал.
Дома я включил компьютер и, покрутившись на винтовом стуле, вернулся к комментированию древнерусского хронографа. После почтовой прогулки это был приятный контраст. В средневековой жизни все было проще, потому что прозвищу, в отличие от фамилии, свойственно учитывать реальность. Иван Грозный был грозным, Василий Блаженный — блаженным, а Максим Грек, соответственно, — греком. До некоторой степени эта традиция продолжается и в науке о древности. Корректором первой же взятой мной с полки книги («Древлехранилище Пушкинского Дома». — Ленинград: «Наука», 1990) оказалась С.И. Семиглазова.
Евгений Водолазкин,
доктор филологических наук,
Институт русской литературы
(Пушкинский Дом) РАН
«НОВАЯ ГАЗЕТА»
Цветной выпуск от 18..01.2008 №1-2
  

Новости словесности

Имена менять не надо

   Много лет СМИ - развлекательные и «многовекторные» - рассказывали своим читателям от том, как легко можно изменить жизнь к лучшему, если поменять имя, а ещё лучше – заодно и отчество с фамилией. Похоже, у них что-то стало получаться.

   Но тут приходит тётя и говорит...

Подробнее...

Необычные имена Башкирии

   В Башкирии подвели итоги необычного имятворчества жителей республики за минувшие два года. Поставив перед собой цель отобрать самые редкие имена, авторы рейтинга сделали впечатляющую выборку, которая вполне могла бы претендовать на общероссийскую или даже мировую.

Подробнее...

На освобождённых территориях ЛНР начали возвращать домайданные названия

  10 марта 2022 года глава ЛНР Леонид Пасечник подписал указ, согласно которому в освобожденных районах Луганщины будут восстановлены все названия населённых пунктов, а также внутригородских объектов улиц, площадей, скверов и т.д.), существовавшие на 8 мая 2014 года, но незаконно изменённые местными властями в период оккупации этих земель после киевского переворота 2014 года.  

Подробнее...

Братки, Марс и Бутырка: как появились необычные названия воронежских населённых пунктов

   Названия многих деревень и сёл кажутся непонятными, и местные жители придумывают целые легенды, чтобы осмыслить историю возникновения своей родины. Такие предания продолжают жить, несмотря на то, что есть и научные объяснения, и даже целый раздел языкознания, который изучает названия географических объектов – топонимика. Почему Новая Усмань раньше была Собачьей и правда ли, что село Хреновое назвал сам Пётр Первый, «TV Губерния» разбиралась, основываясь на трудах воронежских учёных.

Подробнее...

Наши новости

Опубликованы тезисы докладов участников 57-й Научной студенческой конференции по топонимике. 2022.

   Конференция состоялась 30 марта 2022 г. в 15.00 (на платформе Zoom).  Ознакомиться с тезисами можно в разделе ОНОМАСТИКА (в подразделах ТОПОНИМИКА, АНТРОПОНИМИКА и ДРУГОЕ) или пройдя по ссылкам, указанным  в этом материале. 

Подробнее...

Какими мессенджерами вы пользуетесь?

   В последние годы мы привыкли к тому, что практически все посетители нашего сайта пользуются для оперативной связи приложением WhatsApp. Но с ним в любом случае нужно расставаться. Значит, следует найти полноценную замену, возможно, в виде двух-трёх наиболее толковых сервисов.

   Мы уже подключили Telegram и рады, что за март на него переключилось большое число наших постоянных заказчиков. Будем признательны, если вы подскажете, какими ещё приложениями вы пользуетесь для связи. Сообщить об этом... 

Подробнее...

Об изменении графика работы нашего центра 2 и 3 апреля

   Дорогие друзья! В субботу 2-го апреля наш центр работать не будет. Приносим свои извинения. Но мы всё наверстаем в воскресенье: 3-го числа работаем с 12.00. Поэтому, если у вас срочный заказ, смело оформляйте заявку: в воскресенье мы созвонимся, и в понедельник 4-го апреля наш курьер сможет доставить Фамильный диплом вам на работу или домой.

2022! С Новым годом и Рождеством!

   Дорогие друзья! Уважаемые коллеги! От души поздравляем вас с новым, 2022 годом и Рождеством Христовым! Желаем вам мира и добра, здоровья и благополучия во все дни наступающего года! А в ближайшей перспективе - светлых и радостных новогодних и рождественских дней!

Подробнее...

Поиск по сайту

Научно-популярная газета "Мир имён и названий"

©ИИЦ История фамилии, 1996-2022.